Preview

Качественная клиническая практика

Расширенный поиск

Клинико-экономическая оценка применения комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел в терапии неоперабельного местнораспространённого или метастатического тройного негативного рака молочной железы

https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-1-4-21

Полный текст:

Аннотация

Цель. Определить фармакоэкономическую целесообразность применения комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел в 1-й линии терапии неоперабельного местнораспространённого или метастатического тройного негативного рака молочной железы (ТНРМЖ) у взрослых PD-L1 позитивных пациентов в условиях здравоохранения РФ.

Материалы и методы. Использована модель «анализа принятия решений» и марковское моделирование для экономической оценки лекарственных препаратов (ЛП) в лечении метастатического ТНРМЖ. Применяли анализ «затраты-эффективность», анализ влияния на бюджет (АВБ). Оценивали два терапевтических подхода: применение комбинированной терапии атезолизумаб + наб-паклитаксел и монотерапия наб-паклитакселом. В анализ включали прямые затраты. Дополнительно выполнялось сравнение полученных фармакоэкономических показателей применения комбинации атезолизумаба и наб-паклитаксела и других ЛП для лечения местнораспространённого и метастатического рака молочной железы.

Результаты. Использование в лечении метастатического ТНРМЖ оцениваемых терапевтических подходов характеризовалось следующими затратами: при горизонте моделирования 1 год затраты при применении атезолизумаба в комбинации с наб-паклитакселом составили 5 076 321 руб. в расчёте на одного пациента. Затраты при применении монотерапии наб-паклитакселом были на 60 % меньше — 2 020 038,78 руб. При этом эффективность терапии комбинацией атезолизумабом и наб-паклитакселом клинически значимо превосходила монотерапию наб-паклитакселом: на 38 % снижался риск смерти или прогрессирования, в 10 раз увеличивалась частота полного ответа на терапию (10 vs 1 %) и на 7 месяцев увеличивалась медиана общей выживаемости (25 vs 18 месяцев). Экономическая оценка комбинации атезолизумаба с наб-паклитакселом была проведена с расчётом инкрементного показателя «затраты-эффективность» (ICER) — расчёт дополнительной стоимости на каждый дополнительный год жизни в сравнении со стандартной терапией. Ввиду того, что на текущий момент в России для пациенток с метастатическим ТНРМЖ нет аналогичных по эффективности режимов терапии, инкрементный показатель ICER для комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел сравнили с ICER для палбоциклиба в сочетании с фулвестрантом (препаратов, показавших улучшение общей выживаемости в клинических исследованиях и включённых в клинические рекомендации для лечения заболеваний из того же класса МКБ-10 — местнораспространённого и метастатического РМЖ). Показатель ICER по критерию общей выживаемости на конец первого года наблюдения для атезолизумаба + наб-паклитаксел и палбоциклиба + фулвестрант составил 30,5 млн руб. и 47,4 млн руб. соответственно. Для комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел показатель затрат ICER ниже аналогичного ICER для режима палбоциклиб + фулвестрант на 36 %. Анализ тенденции изменений средневзвешенных затрат на системное патогенетическое лечение рака молочной железы (РМЖ) демонстрирует следующее: расширение использования комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел для лечения пациентов с метастатическим ТНРМЖ (мТНРМЖ) не приводит к значимому росту затрат на терапию у больных с РМЖ — при предоставлении терапии до 1 400 пациентам, что включает всю целевую популяцию больных с мТНРМЖ и экспрессией PD-L1 в РФ, изменения затрат на химиотерапию и иммунотерапию РМЖ останется в пределах 2,6 %.

Заключение. Фармакоэкономические показатели применения атезолизумаба в сочетании наб-паклитакселом отличаются большей эффективностью затрат в сравнении с иными дорогостоящими схемами терапии рака молочной железы, так и опухолей иных локализаций, активно используемых в текущей практике, что позволяет говорить о приемлемости и целесообразности внедрения и расширения применения данной терапевтической опции в целевой популяции.

Для цитирования:


Колбин А.С., Вилюм И.А., Проскурин М.А., Балыкина Ю.Е., Павлыш А.В. Клинико-экономическая оценка применения комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел в терапии неоперабельного местнораспространённого или метастатического тройного негативного рака молочной железы. Качественная клиническая практика. 2020;(1):4-21. https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-1-4-21

For citation:


Kolbin A.S., Vilyum I.A., Proskurin M.A., Balikina Yu.E., Pavlysh A.V. Pharmacoeconomic analysis of atezolizumab plus nab-paclitaxel in the treatment of the advanced or metastatic triple-negative breast cancer. Kachestvennaya klinicheskaya praktika. 2020;(1):4-21. (In Russ.) https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-1-4-21

Актуальность

Рак молочной железы (РМЖ) является одной из самых распространённых злокачественных опухо­лей у женщин во всем мире. В структуре онкологи­ческой заболеваемости у женщин РМЖ занимает 1-е место, и частота его неуклонно растёт. В 2018 г. в России зарегистрированы 70 682 новых больных ра­ком молочной железы, при этом за последние 10 лет наблюдается прирост в 35 % [1]. 

Тройной негативный рак молочной железы (ТНРМЖ) составляет от 11 до 22 % всех гистологи­ческих вариантов РМЖ [3—6]. ТНРМЖ по сравне­нию с другими фенотипами является самым агрес­сивным вариантом болезни и сопряжён с высоким риском рецидива и смерти: 88 % рецидивов разви­вается в первые 5 лет от постановки диагноза [7—9]. Неблагоприятный прогноз при ТНРМЖ связан с недостаточным ответом на стандартную химиотера­пию (ХТ) и ранним висцеральным метастазированием [10—17].

Отдаленное метастазирование для ТНРМЖ фик­сируется в течение 1—3 лет после начала лечения, при этом для ТНРМЖ характерно метастазирование в следующие органы: лёгкие (40 %), головной мозг (30 %), костный мозг (20 %), печень (20 %) [18]. В структуре общего числа выявленных пациенток с метастатическим ТНРМЖ (мТНРМЖ) 75 % реци­дивировали с ранних стадий болезни и 25 % имели впервые выявленный метастатический рак [19]. Ме­диана выживаемости при 4-й стадии ТНРМЖ со­ставляет 12-18 месяцев.

Метастатический ТНРМЖ затрагивает группу трудоспособных пациенток в возрасте до 50 лет и остаётся большой проблемой, несмотря на приме­нение современных лекарственных препаратов (ЛП) с различным механизмом действия (эрибулин, олапариб, цетуксимаб, комбинированные схемы с таксанами, антрациклинами, бевацизумабом, бикалутамидом, энзалутомид и др.) [20—27].

С возрастающим пониманием молекулярных вза­имосвязей, которые управляют развитием и прогрес­сированием опухоли, появляются новые механизмы противоопухолевой терапии. Актуальной становит­ся иммунохимиотерапия в мТНРМЖ — направле­ние в лечении злокачественных новообразований, которое в короткий промежуток времени преобра­зило основы терапии метастатических опухолей раз­личных локализаций.

Эффективность иммунохимиотерапии значитель­но возрастает при наличии установленных мишеней в молекулярно-генетическом профиле опухолей. У пациентов с ТНРМЖ мишенью является лиганд про­граммируемой клеточной смерти 1 (PD-L1), который экспрессируется на иммунных и опухолевых клетках. PD-L1 при взаимодействии с рецепторами PD-1 на поверхности Т-клеток ингибирует противоопухоле­вый иммунный ответ (PD-L1 — это точка иммунного контроля). Таким образом, терапевтическая мишень PD-L1 — новая стратегия в лечении онкологии, на­правленная на восстановление иммунного ответа организма [28—33]. Внедрение в клиническую прак­тику анти-PD-L1 терапии обусловлено следующими предпосылками: 1) высокие показатели экспрессии PD-L1 при ТНРМЖ [34, 35]; 2) PD-L1 экспрессирует­ся примерно в 30-40 % при тройных негативных опу­холях [36, 37]; 3) Экспрессия PD-L1 связана с базаль­ноподобным подтипом опухоли [38] и коррелирует с высокой злокачественностью и высокой пролифера­тивной активностью [39].

В настоящее время первым и единственным заре­гистрированным в РФ онкоиммунологическим пре­паратом для терапии первой линии PD-L1-позитивных пациентов с мТНРМЖ является атезолизумаб [40]. Атезолизумаб — моноклональное антитело, ко­торое избирательно блокирует PD-L1, предотвращая взаимодействие этого лиганда с рецептором PD-1 на поверхности Т-лимфоцитов, тем самым реактивируя противоопухолевый иммунный ответ [41].

Показания, согласно инструкции по применению, для атезолизумаба включают неоперабельный мест­нораспространённый или метастатический ТНРМЖ в первой линии терапии в комбинации с наб-паклитакселом при наличии экспрессии PD-L1 ≥1 % на иммунокомпетентных клетках, инфильтрирующих ткань опухоли (PD-L1-позитивный статус) [41].

Эффективность и безопасность комбинации атезолизумаба с наб-паклитакселом по сравнению с комбинацией плацебо с наб-паклитакселом изучена у пациентов с местнораспространённым или метаста­тическим ТНРМЖ, которые не получали предшеству­ющего системного лечения мТНРМЖ (исследование IMpassion 130) [30, 42]. Применение атезолизумаба с наб-паклитакселом в сравнении с монотерапией наб-паклитакселом сопровождалось значимым сни­жением риска прогрессирования заболевания или смерти в популяции пациенток с PD-L1-позитивным статусом (медиана выживаемости без прогрессиро­вания = 7,5 vs 5,0 месяцев; снижение относительного риска на 38 %, p<0,0001). Также применение атезо- лизумаба позволило каждой второй пациентке с ме­тастатическим PD-L1+ ТНРМЖ преодолеть 2-летний рубеж общей выживаемости: медиана общей выжи­ваемости в группе атезолизумаба и плацебо соста­вила 25 и 18 месяцев соответственно (ОР= 0,71; 95 % ДИ 0,54-0,93).

Атезолизумаб входит в перечень жизненно необ­ходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) и доступен в рамках программы государ­ственных гарантий оказания бесплатной медицин­ской помощи и в рамках оказания медицинской по­мощи за счёт средств обязательного медицинского страхования, также атезолизумаб включён в группировщик клинико-статистических групп (по КСГ) [43, 44]. Наб-паклитаксел не включён в перечень ЖНВЛП, но доступен для применения по КСГ. В свя­зи с изменениями правил одобрения клинических рекомендаций и формирования модели КСГ комби­нированная схема атезолизумаб + наб-паклитаксел не вошла в группировщик КСГ на 2020 год. Однако сре­ди не менее 147 схем, доступных для лечения РМЖ, в рамках оказания помощи по КСГ отсутствует ком­бинация атезолизумаба с наб-паклитакселом как наиболее эффективной терапии для трудно курабельной субпопуляции пациентов трудоспособного возраста. В этой связи целесообразно провести клинико-эконо­мическое исследование по оценке фармакоэкономиче- ской целесообразности применения комбинирован­ного лечения атезолизумабом и наб-паклитакселом неоперабельного местнораспространённого или ме­тастатического ТНРМЖ в условиях отечественного здравоохранения и рассмотреть включение рассма­триваемой схемы в систему ОМС (КСГ).

Материалы и методология

При методологии клинико-экономического ана­лиза будут использованы отраслевые стандарты «Клинико-экономического исследования» применя­емые в РФ и рекомендации по проведению фармако-экономической оценки [45—50].

При проведении фармакоэкономического анали­за был применён анализ «затраты-эффективность» (англ. cost-effectiveness analysis, CEA) с расчётом по­казателя соотношения затрат и достигнутого эффек­та (англ. cost-effectiveness ratio, CER). Формула:

CER = ПЗ/ЭФ

(прямые затраты (ПЗ), деленные на эффектив­ность (ЭФ)). При превышении эффективности и прямых затрат одного из исследуемых режимов по сравнению с другим использовали инкременталь­ный анализ с расчётом соответствующего коэффи­циента (incremental cost-effectiveness ratios — ICERs). Формула:

ICER = (ПЗ 1 метода — ПЗ 2 метода) / (ЭФ 1 метода — ЭФ 2 метода)

Данный анализ проводили для определения до­полнительных затрат (стоимости) для предотвра­щения 1 случая смерти и/или 1 года сохранённой жизни (или других показателей). Выполняли анализ влияния на бюджет (АВБ) с годичной и трёхлетней перспективой. Указанные временные промежутки выбраны в соответствии с принятым способом фор­мирования бюджета с точки зрения краткосрочной перспективы: годовой бюджет здравоохранения, плановый период для реализации многоэтапных целевых программ. АВБ выполнен с использовани­ем утверждённых Методических рекомендаций [49].

С учётом того, что на текущий момент в России не зарегистрировано аналогичных лекарственных пре­паратов для лечения местнораспространённого не­операбельного или метастатического ТНРМЖ, для проведения сравнения были взяты ЛП, включённые в клинические рекомендации и применяющиеся при местнораспространённом и метастатическом РМЖ — палбоциклиб с фулвестрантом. В связи с этим показатели CER и ICER были рассчитаны для палбоциклиба + фулвестрант в соответствии с при­нятой методикой настоящего клинико-экономиче­ского исследования по отношению к ЛП сравнения в исследовании для дальнейшего анализа полученных показателей для комбинированной терапии атезолизумабом и наб-паклитакселом.

Использовали следующий перечень оцениваемых затрат: стоимость лечения основного заболевания (ТНРМЖ) — затраты на ЛП для ХТ ТНРМЖ; сто­имость консультативно-диагностической помощи; стоимость лечения в случае неэффективности тера­пии оцениваемыми ЛП — прогрессирование забо­левания; стоимость лечения в случае развития нежелательных явлений (НЯ). Моделирование затрат осуществлялось с учётом рекомендаций по форми­рованию затрат при выполнении клинико-экономи­ческого анализа [50].

Затраты на лечение были оценены на основании данных Государственного реестра предельных от­пускных цен [40], на основании Постановления Пра­вительства РФ от 10.12.2018 N 1506 «О Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» (ПГГ) [43], Гене­рального тарифного соглашения на 2019 г. (ГТС) [51] и других источников [52—54].

Критерии эффективности. Основная задача лечения ТНРМЖ — предупреждение замедление темпов прогрессирования заболевания и увеличе­ние продолжительности жизни. В фокусе исследо­вания — неоперабельный местнораспространённый или мТНРМЖ в первой линии терапии в комби­нации с наб-паклитакселом при наличии экспрес­сии PD-L1≥1 % на иммунокомпетентных клетках, инфильтрирующих ткань опухоли, как наиболее эффективная по ответу на рассматриваемую тера­пию группа пациентов. Критерием эффективности выбрана общая выживаемость (%) на конец первого года наблюдения.

Структура анализа

На первом этапе фармакоэкономического ана­лиза с использованием литературных данных была построена модель оказания помощи пациентам с мТ- НРМЖ. «Модель анализа решений» основана на дан­ных клинического исследования [30, 42], с помощью которого определены демографические показатели оцениваемой когорты пациентов, и клинических ре­комендациях профессиональных сообществ [55].

Модель начинали с выбора ЛП для терапии рас­сматриваемой нозологии. Для оцениваемых ЛП из­вестны следующие режимы терапии:

  • комбинация атезолизумаб + наб-паклитак­сел: 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й и 15-й день цикла) или 1 200 мг в/в каждые 3 недели, наб-паклитаксел по 100 мг/кг в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла;
  • наб-паклитаксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла.

Далее пациенты входили в цикл Маркова. Пред­полагались следующие состояния пациента в струк­туре модели: стабильное состояние, прогрессиро­вание заболевания, несмотря на активное лечение, оцениваемыми режимами терапии, и конечное со­стояние цикла Маркова — смерть пациента. Конеч­ным состоянием цикла Маркова считали смерть пациента после применения одной из схем фармако­терапии или вследствие прогрессирования заболева­ния. Длительность цикла — 3 месяца, максимальный горизонт моделирования — 12 месяцев.

Схематическое представление модели «дерева ре­шений» и цикла Маркова для модели пациентов с не­операбельным ТНРМЖ приведено на рис. 1 и 2.

 

Рис. 1. Модель анализа решений для оценки фармакоэкономической целесообразности применения стратегий при ТНРМЖ

Примечания: ТНРМЖ — тройной негативный рак молочной железы; Атезолизумаб + наб-паклитаксел: атезолизумаб 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й и 15-й день цикла) или 1 200 мг в/в каждые 3 недели, наб-паклитаксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; наб-паклитаксел: наб-паклитаксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла.

 

 

Рис. 2. Схематическое представление последовательностей переходов в цикле Маркова при использовании различных стратегий терапии ТНРМЖ

 

Источники данных для математического моделирования

Расчёт стоимости оказания медицинской по­мощи по различным стратегиям. Стоимость лече­ния основного заболевания — ТНРМЖ включает в себя затраты на ЛП оцениваемых стратегий, затра­ты на пребывание в условиях дневного стационара, необходимые пациенту в дни введения ЛП. Необхо­димость госпитализации в дневной стационар обусловлена тем, что инфузии атезолизумаба, согласно инструкциям по применению [41], следует проводить под тщательным наблюдением медицинского специ­алиста, имеющего опыт лечения противоопухолевы­ми средствами, в стационарных или амбулаторно-по­ликлинических условиях, введение наб-паклитаксела также подразумевает наличие необходимых условий в случае развития осложнений [56]. Таким образом, для каждого введения препарата требовалось пребывание в дневном стационаре. Стоимость 1 случая лечения в условиях дневных стационаров за счёт средств обязательного медицинского страхования составляет 19 266,10 руб. согласно ПГГ [43].

Расчёт стоимости ЛП сравниваемых стратегий терапии ТНРМЖ у больных, ранее получавших ле­чение, представлен в табл. 1.

 

Таблица 1

Стоимость терапии ЛП оцениваемых стратегий

Стратегия терапии

ЛП (МНН, торговое наименование)

Форма выпуска

Цена/упаковка (руб.)

Стоимость на курс, руб.***

Атезолизумаб + наб-паклитаксел^, 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й, 15-й день цикла); 100 мг/м2, 1-й, 8-й и 15-й дни цикла соответственно

Атезолизумаб, Тецентрик®

Концентрат для приготовле­ния раствора для инфузий 12 00 мг/20 мл (1)

215 930,09* (стоимость 1 мг — 179,94)

372 439,20

Паклитаксел + Альбумин, Абраксан®

Лиофилизат для приготовле­ния суспензии для инфузий, 100 мг (1)

48 425,69**

319 609,56

Наб-паклитаксел, 100 мг/м2, 1-й, 8-й и 15-й дни цикла

Паклитаксел + Альбумин, Абраксан®

Лиофилизат для приготовле­ния суспензии для инфузий, 100 мг (1)

48 425,69

319 609,56

Примечания: МНН — международное непатентованное наименование; ЛП — лекарственный препарат; Λатезолизумаб + наб-пакли­таксел: атезолизумаб может применяться в режиме 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й и 15-й день цикла) или 1 200 мг в/в каждые 3 недели, наб-паклитаксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; наб-паклитаксел: наб-паклитаксел по 100 мг/ м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; * — по данным Реестра предельных отпускных цен [40]; ** — по данным аналитической компании IMS, дата выгрузки 28.07.2019 г. [53]; *** — с НДС и торговой надбавкой в 12 %.

 

Затраты на оказание медицинской помощи вследствие прогрессирования заболевания — неэффективности ЛП оцениваемых стратегий

В случае прогрессирования патологического про­цесса, несмотря на проведённую терапию оценива­емыми стратегиями, предполагалось, что пациенту требовалось оказание медицинской помощи. Затра­ты на оказание медицинской помощи больным будет включать госпитализацию для оценки соматическо­го статуса и продолжения лечения в рамках тарифов, предусмотренных методическими рекомендациями о способах оплаты медицинской помощи, «Лекар­ственная терапия при злокачественных новообразо­ваниях (кроме лимфоидной и кроветворной тканей), взрослые уровень 6» стоимостью 102 900,00 [44].

Стоимость оказания медицинской помощи в случае развития нежелательных явлений

При расчёте стоимости коррекции нежелатель­ных явлений (НЯ) в группах сравнения исходили из того, что в случае развития реакции лёгкой и средней степени тяжести (<3 степени) необходимо амбула­торное лечение, предусмотренное в ГТС по соответ­ствующей нозологии или клиническому состоянию. При отсутствии достоверных данных о порядке ока­зания медицинской помощи и длительности госпи­тализации при осложнениях лечения указана сред­няя длительность госпитализации по сходным КСГ (клинико-статистическая группа) [44].

Частота развития НЯ определена в соответствии с рандомизированным клиническим исследованием (РКИ), включённым в настоящее моделирование [30, 42].

Дополнительные затраты в терминальной стадии заболевания

В случае прогрессирования патологического про­цесса, требующего терапии рецидива, предполага­лось, что больному дополнительно однократно тре­бовалось оказание медицинской помощи в объёме, предусмотренном тарифом на оплату видов высо­котехнологичной медицинской помощи, оказывае­мой в стационарных условиях «Дистанционная, вну­тритканевая, внутриполостная, стереотаксическая, радионуклидная лучевая терапия в радиотерапевтических отделениях, высокоинтенсивная фокусированная ультразвуковая терапия при злокачественных новообразованиях», стоимостью 269 170,00 руб. [43].

Для расчёта затрат на паллиативную терапию в стационарах (включая хосписы и больницы сестрин­ского ухода) использовали тариф ПГГ, составляю­щий 2 022,90 руб. за 1 койко-день [43], при среднем пребывании пациента 30 дней стоимость составляет 30 343,50 руб.

Сравнение фармакоэкономических показателей применения комбинации атезолизумаба и наб-паклитаксела и других ЛП для лечения онкологических заболеваний

Сравнение фармакоэкономических показа­телей применения комбинации атезолизумаба и наб-паклитаксела и других ЛП для лечения мета­статического РМЖ выполнено на примере палбоциклиба в комбинации с фулвестрантом. Модели построены в соответствии с методикой клинико­экономического исследования использования ком­бинации атезолизумаба и наб-паклитаксела. В осно­ве анализа лежат результаты рандомизированного клинического исследования палбоциклиба в комби­нации с фулвестрантом при РМЖ [57, 58].

Анализ чувствительности

Был запланирован многосторонний анализ чув­ствительности, чтобы проверить устойчивость полу­ченных результатов основного сценария к изменени­ям в таких ключевых параметрах, как эффективность ЛП, затраты, устанавливая параметры по одному от ± 25 % их ценностей от полученного результата.

Результаты

Затраты на лечение метастатического ТНРМЖ: при горизонте моделирования 1 год затраты при применении атезолизумаба в комбинации с наб-паклитакселом составляли 5 076 321 руб. в рас­чёте на одного пациента. Стоимость монотерапии наб-паклитакселом была на 60 % меньше и составля­ла 2 020 038,78 руб. (рис. 3).

 

Рис. 3. Сравнение структуры затрат: комбинация атезолизумаб + наб-паклитаксел и монотерапия наб-паклитакселом

Примечания: атезолизумаб + наб-паклитаксел: атезолизумаб 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й и 15-й день цикла), наб-паклитаксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; наб-паклитаксел: наб-паклитаксел по 100 мг/кг в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; ДС — дневной стационар; ЛП — лекарственный препарат; НЯ — нежелательные явления.

 

Наибольшая разница возникала вследствие раз­личной стоимости лечения основного заболевания. Так, в группе применения атезолизумаба в комбина­ции с наб-паклитакселом затраты на ЛП для лечения основного заболевания на конец периода моделиро­вания составили 4 463 714,50 руб., в то время как в случае использования монотерапии наб-паклитакселом аналогичные затраты составили 1 467 008 руб.

Стоимость комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел для системной иммунохимиоте­рапии сложнокурабельной категории больных сле­дует соотносить с эффективностью данной комби­нации (рис. 4), которая на текущий момент имеет самые высокие показатели: медиана общей выжи­ваемости при использовании комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел составляет 25 месяцев, тогда как аналогичный показатель для монотера­пии наб-паклитакселом оценивается в 18 месяцев (добавление атезолизумаба к наб-паклитакселу ас­социируется со снижением риска смерти на 29 %). При этом общая выживаемость на конец 1-го года при применении комбинации атезолизумаб и наб-паклитаксел достигает 78 % (процент выжив­ших пациентов). Кроме того, на протяжении все­го периода наблюдения у пациентов после приме­нения комбинации с атезолизумабом наблюдалась большая вероятность остаться в состоянии «стаби­лизация заболевания»

 

Рис. 4. Эффективность в группах сравнения — атезолизумаб + наб-паклитаксел и наб-паклитаксел в монотерапии

Примечания: атезолизумаб + наб-паклитаксел: атезолизумаб 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й и 15-й день цикла), наб-паклитаксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; наб-паклитаксел: наб-паклитаксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла.

 

Графическое представление итогов анализа «за­траты-эффективность» для терапии различных стратегий представлено на рис. 5.

 

Рис. 5. Соотношение затрат и показателей эффективности

Примечания: атезолизумаб+наб-паклитаксел: атезолизумаб 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й и 15-й день цикла), наб-паклитаксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; наб-паклитаксел: наб-паклитаксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла.

 

Как видно из данных, представленных на рис. 5, с точки зрения соотношения затрат и эффек­тивности, стратегия применения комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел обладала большей эффективностью по сравнению со стратегией мо­нотерапии наб-паклитакселом, при этом суммар­ные затраты на неё были также выше.

Для анализа затрат был применён показатель CER (cost-effectiveness ratio), характеризующий соотно­шение стоимость терапии и её эффективности. При анализе эффективности относительно общей вы­живаемости на конец 1-го года показатели CER для стратегий монотерапии наб-паклитакселом и комби­нации атезолизумаба с наб-паклитакселом состави­ли 2 970 645 и 6 508 103 руб. соответственно.

Был проведён расчёт ICER (табл. 2).

 

Таблица 2

Коэффициенты ICER для стратегий сравнения (горизонт моделирования 1 год)

Стратегия

Затраты, руб.

Прирост затрат, руб.

Медиана ОВ (мес.)

Прирост эффект., мес.

ICER (руб./год ОВ)

Атезолизумаб + наб-паклитаксел

5 076 321

3 056 282

25

7

5 239 340

Наб-паклитаксел

2 020 039

 

18

 

 

Стратегия

Затраты, руб.

Прирост затрат, руб.

ОВ, %

Прирост эффект., %

ICER (руб./год ОВ)

Атезолизумаб + наб-паклитаксел

5 419 200

3 040 698

78

10

30 562 818,34

Наб-паклитаксел

2 378 502

-

68

 

 

Примечания: ОВ — общая выживаемость; ICER — инкрементный показатель; атезолизумаб + наб-паклитаксел: атезолизумаб 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й и 15-й день цикла), наб-паклитаксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; наб-паклитаксел: наб-пакли­таксел по 100 мг/м2 в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла.

 

При сравнении с монотерапией наб-паклитакселом применения комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел в качестве терапии тройного негативного рака молочной железы стоимость была выше и вместе с тем комбинация была значимо эффективнее. В по­добных условиях проводится расчёт инкрементного показателя «затраты-эффективность» (ICER), который демонстрирует размер дополнительных затрат на дополнительную единицу эффективности, в данном случае — дополнительный год жизни. На конец пери­ода моделирования разница в затратах между комби­нацией с атезолизумабом и монотерапией наб-пакли- такселом составила 3 056 282 руб./пац. При этом по показателю общей выживаемости (медиана мес.) раз­ница в эффективности была равна 7 мес. (0,59 года) в пользу использования комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел. При таком приросте эффективно­сти соответствующий ICER для комбинации атезо­лизумаб + наб-паклитаксел составил 5 239 340 руб./год общей выживаемости. По показателю общей выжи­ваемости в % на конец первого года разница в эффек­тивности составляла 14 % в пользу использования комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел. При таком приросте эффективности соответствующий ICER для комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел был равен 30 562 818,34 руб.

Эффективность и уникальность рассматриваемой терапии для пациентов с мТНРМЖ требуют расши­ренного анализа показателей эффективности затрат, полученных в ходе настоящего фармакоэкономического исследования. В связи с чем дополнительно было проведено сравнение показателей эффективно­сти затрат применения комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел и другой дорогостоящей опции, доступной в системе ОМС и включённой в клини­ческие рекомендации для лечения метастатического РМЖ — палбоциклиба в сочетании с фулвестрантом. Для этого было проведено отдельное клини­ко-экономическое моделирование эффективности применения палбоциклиба в комбинации с фулве- странтом в сравнении с монотерапией фулвестрантом при мРМЖ с расчётом соответствующего инкре­ментального коэффициента ICER.

На рис. 6 представлены результаты сравнения суммарных затрат рассматриваемых терапевтиче­ских альтернатив — палбоциклиб + фулвестрант vs фулвестрант.

 

Рис. 6. Суммарные затраты на лечение стратегиями сравнения в расчёте на 1 пациента, горизонт моделирования 1 год.

Примечания: ДС — дневной стационар; НЯ — нежелательные явления; ЛП — лекарственные препараты; палбоциклиб + фулве- странт: палбоциклиб 125 мг 1 раз в сутки в 1—21-й день цикла, фулвестрант 500 мг в/м в 1-й и 15-й дни цикла (затем 500 мг в 1-й день цикла); длительность цикла 28 дней; фулвестрант: фулвестрант по 500 мг в/м 1-й цикл — 1-й и 15-й день, со второго 500 мг в/м 1 раз в цикл; длительность 28 дней.

Как следует из данных, представленных на рис. 6, при горизонте моделирования 1 год издержки при использовании палбоциклиба в сочетании с фулвестрантом оценивались в 1 647 606,86 руб. в расчёте на одного пациента, фулвестранта в монорежиме — 699 031,55 руб. (в 2,3 раза дешевле). Соотношение суммарных затрат палбоциклиба + фулвестранта и фулвестранта практически не отличается от соответствующего соотношения между издержками ранее рассмотренных терапевтических альтернатив — ле­чение атезолизумабом в комбинации с наб-паклитакселом в 2,5 раза более ресурсоемко в сравнении с наб-паклитакселом. Различия в уровне затрат во всех случаях сравнения связано, прежде всего, со стоимо­стью системного медикаментозного лечения основ­ного заболевания. Необходимо обратить внимание на соотношение между стоимостью ЛП в группах срав­нения: при использовании комбинации палбоциклиба и фулвестранта затраты на ЛП для лечения основ­ного заболевания на конец периода моделирования в 3,7 раза выше стоимости монотерапии фулвестрантом (1 067 266,84 и 288 304,63 руб. соответственно). При этом затраты на ЛП при использовании атезо- лизумаба с наб-паклитакселом в сравнении с моноте­рапией наб-паклитакселом отличались в 3 раза.

На рис. 7 приведены показатели эффективности для сравниваемых стратегий терапии [57, 58].

 

Рис. 7. Эффективность в группах сравнения, критерий — общая выживаемость, % на конец 1-го года

Примечания: палбоциклиб + фулвестрант: палбоциклиб 125 мг 1 раз в сутки в 1—21-й день цикла, фулвестрант 500 мг в/м в 1-й и 15-й дни цикла (затем 500 1 в 1-й день цикла); длитель­ность цикла 28 дней; фулвестрант: фулвестрант по 500 мг в/м 1-й цикл — 1-й и 15-й день, со второго 500 мг в/м 1 раз в цикл; длительность 28 дней.

 

Как видно из данных, представленных на рис. 7, относительно общей выживаемости на конец 1-го года моделирования применение палбоциклиба и фулвестрантом при местнораспространённом и метастатическом РМЖ были более эффективны, чем ЛП сравнения [57, 58].

С точки зрения соотношения затрат и эффек­тивности применение палбоциклиба в сочетании с фулвестрантом отличалось большей эффективно­стью по сравнению с ЛП сравнения — фулвестран- том соответственно, при этом суммарные затраты на их использование были значительно выше. При ана­лизе эффективности относительно общей выживае­мости на конец 1-го года показатели CER для стра­тегий палбоциклиб + фулвестрант и фулвестрант в монорежиме — 832 180 и 1 915 822 руб. соответ­ственно.

Как видно из данных, представленных в табл. 3, при сопоставлении с ЛП сравнения применение палбоциклиба в комбинации с фулвестрантом соот­ветствовало ICER по выбранному критерию эффек­тивности, значительно превышающему порог готов­ности общества платить.

 

Таблица 3

Коэффициент ICER для стратегий сравнения (горизонт моделирования 1 год)

Стратегия

Затраты, руб.

Прирост затрат, руб.

ОВ, %

Прирост эффект., % [66, 67]

ICER (руб./год ОВ)

Палбоциклиб + фулвестрант

1 647 607

948 575

86,0

2,0

47 428 765,46

Фулвестрант

699 032

 

84,0

-

-

Примечания: ОВ — общая выживаемость; ICER — инкрементный показатель; палбоциклиб + фулвестрант: палбоциклиб 125 мг 1 раз в сутки в 1—21-й день цикла, фулвестрант 500 мг в/м в 1-й и 15-й дни цикла (затем 500 1 в 1-й день цикла); длительность цикла 28 дней; фулвестрант: фулвестрант по 500 мг в/м 1-й цикл — 1-й и 15-й день, со второго 500 мг в/м 1 раз в цикл; длительность 28 дней.

Результаты анализа сравнения фармакоэкономических показателей терапии комбинацией атезолизумаба и наб-паклитаксела с альтернативной терапевтической опцией, применяемой в лечении местнораспространённого и метастатического РМЖ, приведены на рис. 8.

 

Рис. 8. Результаты проведённого сравнительного анализа ICER для комбинации атезолизумаба + наб-паклитаксела и дополнительной альтернативы комбинации палбоциклиба + фулвестранта

Примечания: ОВ — общая выживаемость; ICER — инкрементный показатель; атезолизумаб + наб-паклитаксел: атезолизумаб 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й и 15-й день цикла), наб-паклитаксел по 100 мг/кг в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; палбоциклиб+- фулвестрант: палбоциклиб 125 мг 1 раз в сутки в 1—21-й день цикла, фулвестрант 500 мг в/м в 1-й и 15-й дни цикла (затем 500 1 в 1-й день цикла); длительность цикла 28 дней

 

По данным рис. 8, значение ICER в отношении ОВ на конец первого года наблюдения для комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел значительно ниже соответствующего инкрементного коэффициента эффективности затрат палбоциклиба в сочетании с фулвестрантом (рис. 8). Так, полученный показатель для комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел ниже аналогичного ICER для палбоциклиба в соче­тании с фулвестрантом на 36 %.

Таким образом, ориентируясь на данные срав­нения фармакоэкономических показателей эф­фективности применения другой дорогостоящей альтернативы, доступной в системе ОМС, можно заключить, что применение комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел в качестве терапии мТНРМЖ железы является экономически приемлемой и целесообразной.

Дополнительно необходимо отметить, что исполь­зование наиболее эффективной терапевтической опции в отношении лечения мТНРМЖ отличается фармакоэкономическими показателями, определяю­щие большую эффективность затрат на оцениваемую комбинацию атезолизумаб + наб-паклитаксел в срав­нении с другим широко применяемым вариантом до­рогостоящей терапии РМЖ на текущий момент.

С целью проверки результатов анализа в усло­виях изменения входных параметров был выпол­нен анализ чувствительности, который подтвердил устойчивость полученных результатов в настоящем клинико-экономическом исследовании.

Анализ влияния на бюджет — оценка экономи­ческих последствий включения комбинированного режима терапии атезолизумабом и наб-паклитак­селом мТНРМЖ в ПГГ в системе ОМС. Целью про­ведения АВБ является оценка изменений эконо­мических последствий включения и расширения применения комбинированной терапии атезолизумабом и наб-паклитакселом для больных с мТНРМЖ. Для моделирования динамики изменений затрат на ХТ РМЖ в целом при включении указанной схемы в рамки оказания медицинской помощи в системе ОМС использовались элементы методики утверж­дённых рекомендаций по проведению анализа вли­яния на бюджет [49]. В процессе выполнения АВБ смоделирована стоимость тарифа КСГ для схемы атезолизумаб + наб-паклитаксел. Планируемый АВБ должен продемонстрировать суммарный экономи­ческий эффект расширения использования комби­нации атезолизумаб + наб-паклитаксел в системе ОМС у пациентов с неоперабельным мТНРМЖ.

Оценка размера общей популяции пациентов в РФ с РМЖ, для лечения которой необходима ХТ или им­мунохимиотерапия, и последующая сегментация до целевой популяции. В 2018 г. в России впервые выяв­лено 70 376 больных с РМЖ, из них 7,8 % (5 489) на IV стадии [1]. Доступность иммунохимического анали­за составляет 82 % (4 501) [59], из них под показания комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел подхо­дит порядка 3 488 пациента. Если предположить, что доступность PD-L1 диагностики составляет 100 %, то PD-L1 положительный статус будет у 40 % по данным исследования Schmid P et al. [30]. Таким образом, в те­рапии комбинацией атезолизумаб + наб-паклитаксел могут нуждаться не более 1 400 больных.

Определение текущей практики применения рас­сматриваемых терапевтических подходов — тари­фов на проведение ХТ и иммунохимиотерапии РМЖ. Был проведён анализ схем ХТ и иммунохимиотерапии РМЖ, входящие в группировщик КСГ, чтобы опреде­лить уровень затрат на химиотерапевтическое лечение рассматриваемой нозологии. Оценивалось не менее 147 тарифов, которые были разделены на группы по величине оплаты законченного случая и определены их процентное соотношение между собой, что и использовалось для формирования распределения меж­ду тарифами КСГ на ХТ и иммунохимиотерапию РМЖ для моделирования текущей практики применения рассматриваемых терапевтических подходов, ввиду отсутствия данных по России о преимущественном ис­пользовании тех или иных режимов у больных с РМЖ разных стадий. Текущая практика распределения тари­фов на ХТ и иммунохимиотерапию РМЖ представле­на в табл. 4. Изменение в частоте применения тарифов для оценки затрат на целевую популяцию пациентов в текущей практике и при внедрении и расширении при­менения тарифа для комбинированного лечения атезо­лизумабом и наб-паклитакселом применялось посредством уменьшения количества пациентов на других дорогостоящих тарифах. Основной целью расшире­ния использования атезолизумаба и наб-паклитаксела является предоставление наиболее эффективного лечения всем нуждающимся пациентам с мТНРМЖ и экспрессией PD-L1 и, как следствие, увеличение пока­зателей выживаемости для данной категории больных. Моделируемые показатели применения оцениваемых тарифов также суммированы в табл. 4.

 

Таблица 4

Текущая и ожидаемая (при внедрении и расширении применения атезолизумаба и наб-паклитаксела в системе ОМС) практика ведения целевой популяции пациентов

Тарифы КСГ

Затраты на 1-й цикл ХТ в соответствии с тарифом

Частота назначения

Текущая практика

1-й год АВБ

2-й год АВБ

3-й год АВБ

ХТ по тарифу st19.027

18 038

0,1224

0,1324

0,1424

0,1424

ХТ по тарифу st19.028

31 646

0,1701

0,1801

0,1901

0,1971

ХТ по тарифу st19.029

52 849

0,0952

0,1052

0,1052

0,1052

ХТ по тарифу st19.030

68 989

0,1293

0,1293

0,1293

0,1293

ХТ по тарифу st19.031

85 129

0,0748

0,0748

0,0748

0,0748

ХТ по тарифу st19.032

108 863

0,0476

0,0476

0,0476

0,0476

ХТ по тарифу st19.033

139 877

0,0884

0,0784

0,0784

0,0784

ХТ по тарифу st19.034

170 574

0,1429

0,1329

0,1229

0,1229

ХТ по тарифу st19.035

273 741

0,0816

0,0616

0,0516

0,0416

ХТ по тарифу st19.036

463 302

0,0477

0,0377

0,0277

0,0207

Атезолизумаб + наб-паклитаксел

-

0,0000

0,0200

0,0300

0,0400

Итого:

 

1,000

1,000

1,000

1,000

Примечания: КСГ — клинико-статистическая группа; ХТ — химиотерапия; АВБ — анализ влияния на бюджет; атезолизумаб + наб-паклитаксел: атезолизумаб 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й и 15-й день цикла) или 1 200 мг в/в каждые 3 недели, наб-паклитаксел по 100 мг/кг в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; наб-паклитаксел: наб-паклитаксел по 100 мг/кг в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла.

 

Оценка затрат на целевую популяцию пациентов в текущей практике распределения тарифов и при внедрении и расширении применения тарифа на ком­бинированную терапию атезолизумабом и наб-пакли­такселом. Затраты на лечение будут оценены в соот­ветствии с указанными тарифами в табл. 4. Тарифа на комбинированную терапию атезолизумабом и нам-паклитакселом мТНРМЖ в настоящий момент не предусмотрено, что требует определения мини­мального уровня оплаты для круглосуточных стацио­наров, которые планируют применять данный режим системного лечения РМЖ. С этой целью были вы­числены стоимости ЛП для дорогостоящих схем ХТ и иммунохимиотерапии по разным нозологиям, вхо­дящим в КСГ по тарифам ds19.026 (292 420,54 руб.), ds19.027 (556 782,73 руб.), st19.034 (170 573,66 руб.), st19.035 (273 740,67 руб.), st19.036 (463 302,12 руб.), и определена средняя разница между затратами на ЛП и размером тарифа, которая составила 144 189,66 руб. Таким образом, минимальный тариф по КСГ для ком­бинации атезолизумаб + наб-паклитаксел в настоя­щем моделировании принят в размере 737 043,00 руб.

Затраты на ведение целевой популяции пациен­тов в текущей практике и при изменении соотноше­ния в использовании представленных тарифов на ХТ и иммунохимиотерапию РМЖ в 1-й, 2-й и 3-й годы АВБ приведены в табл. 5.

 

Таблица 5

Затраты на лечение целевой популяции пациентов в текущей и ожидаемой практике

Примечания: ХТ — химиотерапия; атезолизумаб + наб-паклитаксел: атезолизумаб 840 мг в/в каждые 2 недели (1-й и 15-й день цик­ла) или 1 200 мг в/в каждые 3 недели, наб-паклитаксел по 100 мг/кг в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла; наб-паклитаксел: наб-паклитаксел по 100 мг/кг в 1-й, 8-й и 15-й дни цикла.

 

Таким образом, затраты на текущий вариант рас­пределения тарифов на ХТ и иммунохимиотерапию РМЖ в расчёте на численность целевой популяции в 70 376 пациентов составили 8 041 950 697 руб. Анализ динамики экономических последствий внедрения и применения комбинации атезолизумаб + наб-пакли­таксел в системе ОМС у пациентов с мТНРМЖ, с учётом изменения долей распределения между та­рифами на оказание медицинской помощи, вклю­чающей системную лекарственную противоопу­холевую терапию, показал, что на первый год АВБ затраты возрастут на 179 791 603 руб., или на 2,2 % и составят 8 221 742 301 руб., а к третьему году разница составит 2,6 % и затраты на ожидаемый вариант ле­карственной терапии будут равны 8 249 894 235 руб. (рис. 9-10).

 

Рис. 9. Тенденция изменения прямых медицинских затрат

 

 

Рис. 10. Тенденция изменения прямых медицинских затрат

Примечание: АВБ — анализ влияния на бюджет.

 

Таким образом, анализ тенденции изменений средневзвешенных затрат демонстрирует следую­щее: расширение использования комбинации атезо- лизумаб + наб-паклитаксел при лечении пациентов с ТНРМЖ в сравнении со стратегией использования монотерапии наб-паклитакселом в целевой популя­ции не приводит к значимому росту затрат на тера­пию у больных с РМЖ: при предоставлении терапии до 1 400 пациентам, что включает всю целевую попу­ляцию впервые выявленных больных с мТНРМЖ и экспрессией PD-L1, изменение затрат на ХТ и имму­нохимиотерапию РМЖ останется в пределах 2,6 %.

Анализ чувствительности. Был предусмотрен ана­лиз чувствительности результатов расчётов к измене­ниям исходных параметров модели АВБ: колебаниям численности целевой популяции пациентов, тарифов на рассматриваемые схемы ХТ. Выбор параметров обусловлен тем, что данные показатели являются ключевыми в модели, а также наиболее подвержены колебаниям в условиях рынка функционирования си­стемы здравоохранения в различных регионах РФ. По результатам проведённого анализа чувствительности, построенная модель для оценки динамики послед­ствий изменения текущей практики ХТ и иммунохи­миотерапии в РФ чувствительна к изменению часто­ты применения и стоимости оцениваемых подходов к системной терапии РМЖ, что подтверждает выводы, полученные в основном сценарии АВБ.

Обсуждения

Развитие качественной и эффективной онкологи­ческой помощи — является одним из приоритетных моментов в части реализации национальных про­ектов (программ) по направлениям «Демография» и «Здравоохранение». Согласно Указу Президента РФ от 07.05.2018 «О национальных целях и страте­гических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» [60], планируется добиться снижения смертности от новообразований, в том числе от злокачественных (до 185 случаев на 100 тыс. населения) в том числе и по итогам выполнения та­ких задач, как внедрение высокоэффективных мето­дов лечения онкологических заболеваний. Подобные решения закономерно требуют дополнительного фи­нансирования, а значит, и оценки целесообразности и приемлемости таких внедрений.

ТНРМЖ является агрессивным подтипом опу­холи с высоким риском прогрессирования заболе­вания, ранним поражением внутренних органов и центральной нервной системы. Существует огра­ниченное количество терапевтических опций, обе­спечивающих хотя бы минимальный контроль над заболеванием, что обусловливает необходимость внедрения и расширения новых медицинских тех­нологий. Комбинированная терапия мТНРМЖ ате- золизумабом и наб-паклитакселом патогенетически обусловлена молекулярно-генетическим профилем рассматриваемой опухоли и является на текущей момент единственным лечением, позволяющим максимально увеличить продолжительность жизни пациентам с данной патологией при сравнимом про­филе безопасности. Для оценки целесообразности и приемлемости внедрения и применения данной технологии было проведено настоящее клинико­экономическое исследование с позиции российского здравоохранения.

По итогам настоящего моделирования, проде­монстрированы фармакоэкономические показатели применения рассматриваемой комбинации в срав­нении с другой дорогостоящей терапевтической аль­тернативой, применяемой при РМЖ и включённой для оказания медицинской помощи в системе ОМС. При рассмотрении такого показателя эффективно­сти, как общая выживаемость, было отмечено, что уровень дополнительных затрат (стоимости) при предотвращении 1 случая смерти для атезолизумаба и наб-паклитаксела ниже на 36 % в сравнении с ком­бинацией палбоциклиб + фулвестрант — ЛП, приме­няемых также для тяжёлых форм РМЖ — местно­распространённого и метастатического рака.

Если продолжить сравнение фармакоэкономических показателей дорогостоящих ЛП для лечения он­кологических нозологий другой локализации, нежели молочная железа, можно обратиться к публикации [61], где сопоставляются стоимости месяца сохранен­ной жизни среди различных химиотерапевтических и иммунохимиотерапевтических подходов (табл. 6). Стоимость сохранённого месяца жизни для комби­нированной терапии атезолизумабом и наб-пакли­такселом при показатели общей выживаемости в ме­сяцах составляет 436 612 руб., что значительно ниже представленных в табл. 6 стоимостей месяца жизни при других онкологических патологиях.

 

Таблица 6

Стоимости сохраненного месяца жизни для ЛП, применяемых при онкологической патологии (по данным Хачатрян Г.Р., и др. [61]).

Препарат

Показание

Источники данных для расчёта ICER

Разница в затратах, руб.

Разница в эффективности, мес. жизни

ICER, руб./ месяц жизни

Брентуксимаб ведотин vs. отсутствие терапии

Рецидивирующая или рефрактерная CD30-позитивная ЛХ

[62, 63]

6 133 627,07

11,70

524 241,63

Бевацизумаб + интерфе­рон-альфа 2b vs. интер­ферон-альфа 2b

Метастатическая почечно-клеточная карцинома

[64]

2 289 569,62

0,90

2 543 966,24

Эрибулин vs. капецитабин

Метастатический рак молочной железы

[65]

1 292 337,80

1,40

923 098,43

Панитумумаб vs. цетуксимаб

Метастатическая аденокарцинома толстой или прямой кишки

[66]

392 982,88

0,40

982 457,20

Кабазитаксел vs. митоксантрон

Метастатический кастрационно-резистентный рак простаты

[67]

1 535 115,36

2,40

639 631,40

На текущий момент ПГГ в рамках предоставления медицинской помощи больным за счёт средств ОМС не предусмотрено тарифа КСГ со схемой терапии атезолизумаб в комбинации с наб-паклитакселом. При этом изменения в ГТС с 01.08.2019 г., к примеру, предусматрив ают использов ание комбиниров анной ХТ с ипилимумабом в рамках тарифа стоимостью 1 569 024,54 руб., что позволяет предполагать воз­можность внедрения иных комбинированных дорогостоящих режимов противоопухолевого медикаментозного лечения сложных категорий он­кологических пациентов.

По результатам моделирования при проведении АВБ, внедрение указанной схемы комбинации ате­золизумаб + наб-паклитаксел для терапии мТНРМЖ требует дополнительных средств бюджета, однако при предоставлении терапии до 1 400 пациентам, что включает всю целевую популяцию впервые выявлен­ных больных с мТНРМЖ и экспрессией PD-L1, об­щее изменение затрат на ХТ и иммунохимиотерапию РМЖ остаётся в пределах 2,6 %.

Таким образом, во-первых, установлено, что сто­имости сохраненного года (месяца) жизни и предот­вращения одного случая смерти для комбинации атезолизумаба с наб-паклитакселом ниже, чем для других современных дорогостоящих онкологиче­ских препаратов, при этом отмечается высокий уро­вень прироста эффективности, во-вторых, показано отсутствие значительного увеличения затрат на ХТ и иммунохимиотерапию больных РМЖ в контексте обеспечения целевой популяции пациентов. Полу­ченные в ходе настоящего клинико-экономического исследования результаты демонстрируют экономи­ческую приемлемость и целесообразность внедрения рассматриваемой терапевтической опции — комби­нированного лечения атезолизумабом и наб-пакли­такселом, для больных с мТНРМЖ в РФ.

Выводы

  1. Комбинированная терапия атезолизумабом и наб-паклитакселом является высокоэффективной схемой лечения метастатического или неопера­бельного местнораспространённого тройного не­гативного рака молочной железы в первой линии терапии при наличии экспрессии PD-L1≥1 % — единственной опцией, позволяющей достичь мак­симальные показатели по общей выживаемости.
  2. Внедрение оцениваемой схемы терапии в пределах целевой популяции и обеспечение её доступности в рамках оказания медицинской помощи в системе ОМС не приведёт к существенному увеличению затрат на ХТ рака молочной железы, и при этом позволит пролечить до 1 400 больных, не имею­щих эффективных терапевтических альтернатив.
  3. Фармакоэкономические показатели применения комбинации атезолизумаба и наб-паклитаксела отличаются большей эффективностью затрат в сравнении с иными дорогостоящими схемами терапии как рака молочной железы, так и опу­холей иных локализаций, активно используемых в текущей практике, что позволяет говорить о приемлемости и целесообразности внедрения и расширения применения данной терапевтиче­ской опции в целевой популяции.

Список литературы

1. Злокачественные новообразования в России в 2018 году / Под ред. Каприн А.Д., Старинский В.В., Петрова Г.В. — М.: МНИОИ им. П.А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России; 2019. [Zlokachestvennye novoobrazovaniya v Rossii v 2018 godu / Ed by Kaprin AD, Starinskii VV, Petrova GV. Moscow: MNIOI im. P.A. Gercena — filial FGBU «NMIRC» Minzdrava Rossii; 2019. (In Russ).]

2. Летягин В.П. Опухоли молочной железы. — М.: 2000; 113-25. [Letiagin VP. Opuholi molochnoj zhelezy. Moscow: 2000; 113-25. (In Russ).]

3. Dent R, Hanna WM, Trudeau M, et al. Pattern of metastatic spread in triple-negative breast cancer. Breast Cancer Res. Treat. 2009;115(2):423-428. DOI: 10.1007/s10549-008-0086-2

4. Nishimura R, Arima N. Is triple negative a prognostic factor in breast cancer? Breast Cancer. 2008;15(4):303-308. DOI: 10.1007/s12282-008-0042-3.

5. Cheang MC, Voduc D, Bajdik C, et al. Basal-like breast cancer defined by five biomarkers has superior prognostic value than triple-negative phenotype. Clin. Cancer Res. 2008;14(5):1368-1376.

6. Hines SL, Vallow LA, Tan WW, et al. Clinical outcomes after a diagnosis of brain metastases in patients with estrogen- and/or human epidermal growth factor receptor 2-positive versus triple-negative breast cancer. Ann. Oncol. 2008;19(9):1561-1565. DOI: 10.1093/annonc/mdn283

7. Yuan ZY, et al. Clinical Characteristics and Prognosis of Triple-negative Breast Cancer: A Report of 305 Cases. Ai Zheng. 2008;27(6):561-565.

8. Phipps AI, Malone KE, Porter PL, et al. Reproductive and hormonal risk factors for postmenopausal luminal, HER-2-overexpressing, and triple-negative breast cancer. Cancer. 2008;113(7):1521-1526. DOI: 10.1002/cncr.23786.

9. Nam BH, Kim SY, Han HS, et al. Breast cancer subtypes and survival in patients with brain metastases. Breast Cancer Res. 2008;10(1):R20. DOI: 10.1186/bcr1870.

10. Брагина О.Д. Клинико-морфологические особенности трипл-негативного рака молочной железы // Сибирский онкологический журнал. 2010; Приложение 1: 26. [Bragina OD. Kliniko-morfologicheskie osobennosti tripl-negativnogo raka molochnoj zhelezy. Sibirskij onkologicheskij zhurnal. 2010; suppl. 1:26. (In Russ).]

11. Карселадзе Д.А. Тройной негативный рак молочной железы (клинико-биологические особенности): Автореф. дис....канд. мед. наук. — М.: 2010. [Karseladze DA. Trojnoj negativnyj rak molochnoj zhelezy (klinikobiologicheskie osobennosti): [dissertation] Moscow: 2010. (In Russ).] Доступно по: http://medical-diss.com/docreader/326710/d#?page=1 Ссылка активна на 25.03.2020.

12. Rouzier R, Perou CM, Symmans WF, et al. Breast cancer molecular subtypes respond differently to preoperative chemotherapy. Clin. Cancer. Res. 2005;11(16):5678-85. DOI: 10.1158/1078-0432.CCR-04-2421

13. Reis-Filho JS, Tutt AN. Triple negative tumors: a critical review. Histopathology. 2008;52(1):108-18. DOI: 10.1111/j.1365-2559.2007.02889.x

14. Муфазалов Ф.Ф., Шарипова Н.С. Тройной негативный рак молочной железы: современное состояние проблемы и не совсем обычный случай лечения // Злокачественные опухоли. — 2014. — Т.8. — №1. — C.19-31. [Mufazalov FF, SHaripova NS. Trojnoj negativnyj rak molochnoj zhelezy: sovremennoe sostoyanie problemy i ne sovsem obychnyj sluchaj lecheniya. Journal of Malignant tumours. 2014;8(1):19-31. (In Russ).]

15. Смирнова О.В., Борисов В.И., Генс Г.П. Эволюция представления о тройном негативном раке молочной железы: от биологии опухоли к современному лекарственному лечению // Злокачественные опухоли. — 2017. — №1. — С.5-17. [Smirnova OV, Borisov VI, Guens GP. The evolution of knowledge of triple-negative breast cancer: from biology to novel drug treatment. Malignant Tumours. 2017;(1):5-17. (In Russ).] DOI: 10.18027/2224—5057—2017—1—5—17

16. Смирнова О.В., Борисов В.И., Генс Г.П. Непосредственные и отдаленные результаты лекарственного лечения больных с метастазами тройного негативного рака молочной железы // Злокачественные опухоли. — 2018. — №3. — С.68-77. [Smirmova OV, Borisov VI, Guens GP. Immediate and long-term outcomes of drug treatment in patients with metastatic triple negative breast cancer. Malignant Tumours. 2018;(3):68-77. (In Russ).] DOI: 10.18027/2224—5057—2018—8—3—68—77

17. Кеnnecke H, Yerushalmi R, Woods R, et al. Metastatic behavior of breast cancer subtypes. J Clin Oncol. 2010 Jul 10;28(20):3271-7. DOI: 10.1200/JCO.2009.25.9820.

18. Dent R, et al. Triple-negative breast cancer: clinical features and patterns of recurrens. Clin Cancer Res. 2007 Aug 1;13(15 Pt 1):4429-34. DOI: 10.1158/1078-0432.CCR-06-3045

19. Жукова Л.Г. Клинические и фундаментальные аспекты прогноза и рационального лечения рака молочной железы с тройным негативным фенотипом: Автореф. дис.... докт. мед. наук. — М.: 2015. [ZHukova LG. Klinicheskie i fundamental’nye aspekty prognoza i racional’nogo lecheniya raka molochnoj zhelezy s trojnym negativnym fenotipom. [dissertation] Moscow: 2015. (In Russ).] Доступно по: http://medical-diss.com/docreader/326710/d#?page=1 Ссылка активна на 25.03.2020.

20. Takahashi M, Yonemori K, Yamamoto H, et al. A phase I/II trial of olaparib in combination with eribulin in patients with advanced or metastatic triple negative breast cancer (TNBC) previously treated with anthracyclines and taxanes: The analyses of efficacy and safety from phase II. J Clin Oncol. 2016; 34(15_suppl):1080-1080. DOI: 10.1200/JCO.2016.34.15_suppl.1080

21. Baselga J, Stemmer S, Pego A, et al. Cetuximab + cisplatin in estrogen receptor-negative, progesterone receptor-negative, HER2-negative (triple negative) metastatic breast cancer: results of the randomized phase II BALI-1 trial. Cancer Res. 2010;70:(Abstr PD01—01, presented data — SABCS 2010).

22. Gucalp A, Tolaney S, Isakoff SJ, et al. Phase II trial of bicalutamide in patients with androgen receptor-positive, estrogen receptor-negative metastatic Breast Cancer. Clin Cancer Res. 2013;19(19):5505-5512. DOI: 10.1158/1078-0432.CCR-12-3327

23. Tutt A, Ellis P, Kilburn L, et al. Abstract S3-01: The TNT trial: A randomized phase III trial of carboplatin (C) compared with docetaxel (D) for patients with metastatic or recurrent locally advanced triple negative or BRCA1/2 breast cancer (CRUK/07/012). San Antonio, TX: 2014 San Antonio Breast Cancer Symposium. Cancer Research 2014;75(9 Supplement):S3-01-S3-01. DOI: 10.1158/1538-7445.SABCS14-S3-01

24. Fan Y, Xu BH, Yuan P, et al. Docetaxel-cisplatin might be superior to docetaxel-capecitabine in first-line treatment of metastatic triple-negative breast cancer. Ann Oncol. 2013 May;24(5):1219-25. DOI: 10.1093/annonc/mds603

25. Hu XC, Zhang J, Xu BH, et al. Cisplatin plus gemcitabine versus paclitaxel plus gemcitabine at first-line therapy for metastatic triple-negative breast cancer (CBCG006): a randomized, open-label, multicentre, phase 3 trial. Lancet Oncol. 2015;16(4): 436-446. DOI: 10.1016/S1470-2045(15)70064-1

26. Kaufman PF, et al. Phase III open-label randomized study of eribulin mesylate versus capecitabine in patients with locally advanced or metastatic breast cancer previously treated with an anthracycline and a taxane. J Clin Oncol. 2015;33(6):594-601. DOI: 10.1200/JCO.2013.52.4892

27. Pivot X, Im SA, Guo M, et al. Subgroup analysis of patients with HER2-negative metastatic breast cancer in the second-line setting from a phase 3, open-label, randomized study of eribulin mesilate versus capecitabine. Breast Cancer. 2018;25:370-374. DOI: 10.1007/s12282-017-0826-4

28. Adams S, Diamond JR, Hamilton EP, et al. Phase Ib trial of atezolizumab in combination with nab-paclitaxel in patients with metastatic triple-negative breast cancer (mTNBC). [ASCO 2016 abstract 1009]. J Clin Oncol. 2016;34 (suppl.). DOI: 10.1200/JCO.2016.34.15_suppl.1009

29. Emens LA, Adams S, Loi S, et al. Impassion 130: a Phase III randomized trial of atezolizumab with nab-paclitaxel for first-line treatment of patients with metastatic triple-negative breast cancer (mTNBC). [ASCO 2016 abstract TPS1104]. J Clin Oncol. 2016;34 (suppl.).

30. Schmid P, Adams S, Rugo HS, et al. Atezolizumab and Nab-Paclitaxel in Advanced Triple-Negative Breast Cancer. N Engl J Med. 2018;379(22):2108-2121. DOI: 10.1056/NEJMoa1809615

31. Dirix LY, Takacs I, Nikolinakos P, et al A Phase I Trial to Investigate the Tolerability, Safety, Pharmacokinetics, Biological and Clinical Activity of Avelumab (MSB0010718C) in Japanese Subjects With Metastatic or Locally Advanced Solid Tumors, With Expansion Part in Asian Subjects With Gastric Cancer (Javelin Solid Tumor JPN). 2015. SABCS. Abstract S1-04.

32. Nanda R, Chow LQ, Dees EC, et al. A phase Ib study of pembrolizumab (MK-3475) in patients with advanced triple-negative breast cancer. 2014, San Antonio, TX: 2014 San Antonio Breast Cancer Symposium.

33. Winer EP, Dang T, Karantza V, et al. KEYNOTE-119: A randomized phase III study of single-agent pembrolizumab (MK-3475) vs single-agent chemotherapy per physician’s choice for metastatic triple-negative breast cancer (mTNBC). [ASCO 2016 abstract TPS1102]. J Clin Oncol. 2016; 34 (suppl).

34. The Cancer Genome Atlas Network. Comprehensive molecular portraits of human breast tumors. Nature. 2012 Oct 4;490(7418):61-70. DOI: 10.1038/nature11412

35. Mittendorf EA, Philips AV, Meric-Bernstam F, et al. PD-L1 expression in triple-negative breast cancer. Cancer Immunol Res. 2014;2(4):361-370. DOI: 10.1158/2326-6066.CIR-13-0127

36. Ghebeh H, Mohammed S, Al-Omair A, et al. The B7-H1 (PD-L1) T lymphocyte-inhibitory molecule is expressed in breast cancer patients with infiltrating ductal carcinoma: correlation with important high-risk prognostic factors. Neoplasia. 2006;8(3):190-198. DOI: 10.1593/neo.05733

37. Emens LA, Braiteh FS, Cassier P, et al. Inhibition of PD-L1 by MPDL3280A leads to clinical activity in patients with metastatic triplenegative breast cancer. 2014, San Antonio, TX: 2014 San Antonio Breast Cancer Sympsoium. Cancer Research. 75:PD1-PD6

38. Ali HR, Glont SE, Blows FM, et al. PD-L1 protein expression in breast cancer is rare, enriched in basal-like tumours and associated with infiltrating lymphocytes. Ann Oncol. 2015;26(7):1488-1493. DOI: 10.1093/annonc/mdv192

39. Muenst S, Schaerli AR, Gao F, et al. Expression of programmed death ligand 1 (PD-L1) is associated with poor prognosis in human breast cancer. Breast Cancer Res Treat. 2014;146(1):15-24. DOI: 10.1007/s10549-014-2988-5

40. Сайт Государственного реестра лекарственных средств. [Sajt Gosudarstvennogo reestra lekarstvennyh sredstv. (In Russ).] Доступно по: http://grls.rosminzdrav.ru. Ссылка активна на 25.03.2020.

41. Инструкция по применению лекарственного препарата для медицинского применения Тецентрик®. [Instrukciya po primeneniyu lekarstvennogo preparata dlya medicinskogo primeneniya Tecentriq. (In Russ).] Доступно по: https://www.vidal.ru/drugs/tecentriq Ссылка активна на 25.03.2020.

42. Schmid P, et al. IMpassion130: updated overall survival (OS) from a global, randomized, double-blind, placebo-controlled, Phase III study of atezolizumab (atezo) + nab-paclitaxel (nP) in previously untreated locally advanced or metastatic triple-negative breast cancer (mTNBC). 2019 ASCO Annual Meeting. Journal of Clinical Oncology. 2019;37(15 suppl):1003-1003. DOI: 10.1200/JCO.2019.37.15_suppl.1003

43. Постановление Правительства РФ от 10.12.2018 N 1506 «О Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов». [Resolution of the Government of the Russian Federation of 10.12.2018 N 1506. «O Programme gosudarstvennyh garantij besplatnogo okazaniya grazhdanam medicinskoj pomoshchi na 2019 god i na planovyj period 2020 i 2021 godov». (In Russ).] Доступно по: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/72023058/ Ссылка активна на 25.03.2020.

44. Федеральный фонд обязательного медицинского страхования [Federal’nyj fond obyazatel’nogo medicinskogo strahovaniya. (In Russ).] Доступно по: http://www.ff oms.ru/ Ссылка активна на 25.03.2020.

45. Об утверждении отраслевого стандарта «клинико-экономические исследования. Общие положения»: приказ №163 Министерства Здравоохранения Российской Федерации от 27.05.2011. [Ob utverzhdenii otraslevogo standarta «kliniko-ekonomicheskie issledovaniya. Obshchie polozheniya»: order No. 163 of the Ministry of Health of the Russian Federation of 27.05.2011. (In Russ).]

46. Методические рекомендации по проведению сравнительной клинико-экономической оценки лекарственного препарата. ФГБУ «ЦЭККМП» Минздрава России. Утверждены приказом ФГБУ «ЦЭККМП» Минздрава России от «29» декабря 2018 г. No 242-од. Москва 2018. [Metodicheskie rekomendacii po provedeniyu sravnitel’noj klinikoekonomicheskoj ocenki lekarstvennogo preparata. FGBU «CEKKMP» Minzdrava Rossii. Approved by order No. 242-od of the Ministry of health of the Russian Federation dated December 29, 2018. Moscow 2018. (In Russ).] Доступно по: https://rosmedex.ru/wp-content/uploads/2019/06/MRKE%60I_novaya-redaktsiya_2018-g..pdf Ссылка активна на 25.03.2020.

47. Weinstein MC, O’Brien B, Hornberger J, et al. Principles of good practice for decision analytic modeling in health-care evaluation: report of the ISPOR Task Force on Good Research Practices—Modeling Studies. Value Health. 2003;6(1):9-17. DOI: 10.1046/j.1524-4733.2003.00234.x

48. Основные понятия в оценке медицинских технологий: метод. пособие / Под общ. ред. Колбина А.С., Зырянова С.К., Белоусова Д.Ю. — Москва: Издательство ОКИ, 2013. [Osnovnye ponyatiya v ocenke medicinskih tekhnologij: metod. posobie. Ed by Kolbina AS, Zyrianova SK, Belousova DYu. Moscow: LLC «Publishing OKI»; 2013. (In Russ).]

49. Методические рекомендации по оценке влияния на бюджет в рамках реализации программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи. ФГБУ «ЦЭККМП» Минздрава России. Утверждены приказом ФГБУ «ЦЭККМП» Минздрава России от «23» декабря 2016 г. No 145-од. Москва 2016. [Metodicheskie rekomendacii po ocenke vliyaniya na byudzhet v ramkah realizacii programmy gosudarstvennyh garantij besplatnogo okazaniya grazhdanam medicinskoj pomoshchi. FGBU «CEKKMP» Minzdrava Rossii. Approved by order No. 145-od of the Ministry of health of the Russian Federation dated December 23, 2016. Moscow 2016. (In Russ).] Доступно по: https://rosmedex.ru/wpcontent/uploads/2016/12/MR-KE%60I-23.12.2016.pdf Ссылка активна на 25.03.2020

50. Методические рекомендации по расчету затрат при проведении клинико-экономических исследований лекарственных препаратов. ФГБУ «ЦЭККМП» Минздрава России. Утверждены приказом ФГБУ «ЦЭККМП» Минздрава России от «29» декабря 2017 г. № 185-од. [Metodicheskie rekomendacii po raschetu zatrat pri provedenii klinikoekonomicheskih issledovanij lekarstvennyh preparatov. FGBU «CEKKMP» Minzdrava Rossii. Approved by order No. 185-od of the Ministry of health of the Russian Federation dated December 29, 2017. (In Russ).] Доступно по: https://rosmedex.ru/wp-content/uploads/2018/02/Metodicheskie-rekomendatsii-poraschetu-zatrat-pri-provedenii-kliniko-e%60konomicheskih-issledovaniylekarstvennyih-preparatov-2017.pdf Ссылка активна на 25.03.2020.

51. Информационный портал ОМС Санкт-Петербурга. [Informacionnyj portal OMS Saint-Petersburg’s (In Russ).] Доступно по: http://www.spboms.ru/ Ссылка активна на 25.03.2020.

52. http://zakupki.gov.ru/epz/main/public/home.html

53. https://www.pharmindex.ru/

54. По данным аналитической компании IMS, дата выгрузки 28.07.2019 г. [Po dannym analiticheskoj kompanii IMS, data vygruzki 28.07.2019 g. (In Russ).]

55. Клинические рекомендации. Диагностика и лечение рака молочной железы, 2018 г. [Клинические рекомендации. Диагностика и лечение рака молочной железы, 2018 г. (In Russ).] Доступно по: https://oncologyassociation.ru/files/clinical-guidelines_adults%C2%A0-%20projects2018/rak_molochnoy_zhelezy_pr2018.pdf Ссылка активна на 25.03.2020.

56. Инструкция по применению лекарственного препарата для медицинского применения Абраксан® [Instrukciya po primeneniyu lekarstvennogo preparata dlya medicinskogo primeneniya Abraxane (In Russ).] Доступно по: https://www.vidal.ru/drugs/abraxane__38394 Ссылка активна на 25.03.2020.

57. Turner NC, et al. Overall Survival with Palbociclib and Fulvestrant in Advanced Breast Cancer. N Engl J Med. 2018;379(20):1926-1936. DOI: 10.1056/NEJMoa1810527

58. Cristofanilli M, et al. Fulvestrant plus palbociclib versus fulvestrant plus placebo for treatment of hormone-receptor-positive, HER2-negative metastatic breast cancer that progressed on previous endocrine therapy (PALOMA-3): final analysis of the multicentre, double-blind, phase 3 randomised controlled trial. Lancet Oncol. 2016; 17(14):425-439. DOI: 10.1016/S1470-2045(15)00613-0

59. Поддубная И.В., Франк Г.А., Ягудина Р.И. и др. Результаты эпидемиологической программы скрининга HER2-статуса у пациенток с раком молочной железы в федеральных округах Российской Федерации за 2015 г. // Современная Онкология. — 2016. — Т.18. — №3. — С.19-26. [Poddubnaya IV, Frank GA, Yagudina RI, Koroleva NI, Zavalishina LE. The results of epidemiological screening program of HER2 status in patients with breast cancer in the federal districts of the Russian Federation in 2015. Sovremennaya onkologiya. 2016;18(3):19-26. (in Russ).]

60. Указ Президента РФ от 07.05.2018 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». [Decree of the President of the Russian Federation from 07.05.2018 «O nacional’nyh celyah i strategicheskih zadachah razvitiya Rossijskoj Federacii na period do 2024 goda». (in Russ).]

61. Хачатрян Г.Р., Федяев Д.В., Авксентьева М.В., Домбровский В.С. Клинико-экономическое исследование применения брентуксимаба ведотина у взрослых пациентов с рецидивирующей или рефрактерной лимфомой Ходжкина. Фармакоэкономика. Современная Фармакоэкономика и Фармакоэпидемиология. — 2016. — №1. — С.3-14. [Khachatryan GR, Fedyaev DV, Avxentyeva MV, Dombrovskiy VS. Cost-effectiveness analysis of brentuximab vedotin in adults with relapsed or refractory Hodgkin’s lymphoma. Farmakoekonomika. Sovremennaya farmakoekonomika i farmakoepidemiologiya. Pharmacoeconomics. Modern pharmacoeconomics and pharmacoepidemiology. 2016;(1):3-14 (In Russ).] DOI: 10.17749/2070-4909.2016.9.1.003-014

62. Arai S, Fanale M, DeVos S, et al. Defining a Hodgkin lymphoma population for novel therapeutics aft er relapse from autologous hematopoietic cell transplant. Leuk Lymphoma. 2013 Nov;54(11):2531-3. DOI: 10.3109/10428194.2013.798868. Epub 2013 Jun 5.

63. Gopal AK, Chen R, Smith SE, et al. Durable remissions in a pivotal phase 2 study of brentuximab vedotin in relapsed or refractory Hodgkin lymphoma. Blood. 2015 Feb 19;125(8):1236-43. DOI: 10.1182/blood-2014-08-595801. Epub 2014 Dec 22.

64. Rini BI, Halabi S, Rosenberg JE, et al. Phase III trial of bevacizumab plus interferon alfa versus interferon alfa monotherapy in patients with metastatic renal cell carcinoma: final results of CALGB 90206. J Clin Oncol. 2010 May 1;28(13):2137-43. DOI: 10.1200/ JCO.2009.26.5561. Epub 2010 Apr 5.

65. Kaufman PA, Awada A, Twelves C, et al. Phase III open-label randomized study of eribulin mesylate versus capecitabine in patients with locally advanced or metastatic breast cancer previously treated with an anthracycline and a taxane. J Clin Oncol. 2015 Feb 20;33(6):594-601. DOI: 10.1200/JCO.2013.52.4892. Epub 2015 Jan 20.

66. Price TJ, Peeters M, Kim TW, et al. Panitumumab versus cetuximab in patients with chemotherapy-refractory wild-type KRAS exon 2 metastatic colorectal cancer (ASPECCT): a randomised, multicentre, open-label, noninferiority phase 3 study. Lancet Oncol. 2014 May; 15(6):569-79. DOI: 10.1016/S1470-2045(14)70118-4. Epub 2014 Apr 14.

67. De Bono JS, Oudard S, Ozguroglu M, et al. Prednisone plus cabazitaxel or mitoxantrone for metastatic castration-resistant prostate cancer progressing after docetaxel treatment: a randomised open-label trial. Lancet. 2010 Oct 2;376 (9747): 1147-54. DOI: 10.1016/S01406736(10)61389-X.


Об авторах

А. С. Колбин
ФГБОУ ВО ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова Минздрава России, Санкт-Петербург; Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург
Россия
д. м. н., профессор, заведующий кафедрой клинической фармакологии и доказательной медицины, ФГБОУ ВО ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова Минздрава России, Санкт-Петербург; профессор кафедры фармакологии медицинского факультета Санкт-Петербургского государственного университета, Санкт-Петербург


И. А. Вилюм
ФГБОУ ВО ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова Минздрава России, Санкт-Петербург
Россия
Ассистент кафедры клинической фармакологии и доказательной медицины ФГБОУ ВО ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова Минздрава России, Санкт-Петербург


М. А. Проскурин
факультет прикладной математики-процессов управления, Санкт-Петербургского государственного университета, Санкт-Петербург
Россия
ассистент кафедры математического моделирования энергетических систем, факультет прикладной математики-процессов управления, Санкт-Петербургского государственного университета, Санкт-Петербург


Ю. Е. Балыкина
кафедра процессов управления, факультет прикладной математики, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург
Россия
к. ф-м. н., кафедра процессов управления, факультет прикладной математики, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург


А. В. Павлыш
кафедра фармакологии и фармации ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздрава России, Санкт-Петербург; лаборатория онкологической статистики ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, Санкт-Петербург
Россия
д. м. н., профессор, заведующий кафедрой фармакологии и фармации ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздрава России, Санкт-Петербург; ст. н. с. лаборатории онкологической статистики ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, Санкт-Петербург


Для цитирования:


Колбин А.С., Вилюм И.А., Проскурин М.А., Балыкина Ю.Е., Павлыш А.В. Клинико-экономическая оценка применения комбинации атезолизумаб + наб-паклитаксел в терапии неоперабельного местнораспространённого или метастатического тройного негативного рака молочной железы. Качественная клиническая практика. 2020;(1):4-21. https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-1-4-21

For citation:


Kolbin A.S., Vilyum I.A., Proskurin M.A., Balikina Yu.E., Pavlysh A.V. Pharmacoeconomic analysis of atezolizumab plus nab-paclitaxel in the treatment of the advanced or metastatic triple-negative breast cancer. Kachestvennaya klinicheskaya praktika. 2020;(1):4-21. (In Russ.) https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-1-4-21

Просмотров: 332


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2588-0519 (Print)
ISSN 2618-8473 (Online)