Preview

Качественная клиническая практика

Расширенный поиск

Возможно ли применение ингаляций раствора гиалуронидазы в лечении острого респираторного дистресс-синдрома у пациентов с COVID-19?

https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-S4-32-34

Полный текст:

Аннотация

Гиалуронидаза в настоящее время не включена в российские или зарубежные рекомендации по лечению ОРДС при COVID-19 и не имеет убедительных доказательств клинической эффективности в лечении этого состояния. Применение гиалуронидазы возможно исключительно в рамках клинических исследований.

Для цитирования:


Киселёв Ю.Ю., Мирзаев К.Б., Сычёв Д.А. Возможно ли применение ингаляций раствора гиалуронидазы в лечении острого респираторного дистресс-синдрома у пациентов с COVID-19? Качественная клиническая практика. 2020;(4S):32-34. https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-S4-32-34

For citation:


Kiselev Yu.Yu., Mirzaev K.B., Sychev D.A. Can inhalations of hyaluronidase be used in acute respiratory distress-syndrome in patients with COVID-19? Kachestvennaya Klinicheskaya Praktika = Good Clinical Practice. 2020;(4S):32-34. (In Russ.) https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-S4-32-34

Введение

Гиалуронидаза (МНН), код АТХ B06AA03, зарегистрирована в Государственном реестре лекарственных средств РФ ЛСР-007075/08, также зарегистрирована в США, Великобритании и странах ЕС [1][2][3].

Представляет собой ферментный препарат, полученный генно-инженерным способом, либо выделенный из тканей крупного рогатого скота. Расщепляет основной компонент межуточного вещества соединительной ткани — гиалуроновую кислоту (мукополисахарид, в состав которого входят ацетилглюкозамин и глюкуроновая кислота), уменьшает её вязкость, повышает тканевую и сосудистую проницаемость, облегчает движение жидкостей в межтканевых пространствах. Описываются также такие эффекты, как уменьшение отёчности ткани, размягчение рубцов, увеличение объёма движений в суставах, уменьшение контрактур.

В РФ применяется для лечения рубцов различного генеза, контрактур суставов, гематом мягких тканей поверхностной локализации, гемофтальма и ретинопатии, также используется ингаляционно в лечении туберкулёза лёгких [1]. В США, Великобритании, ЕС используется в основном как вспомогательный компонент биологических лекарственных препаратов для подкожного введения, где способствует местному распространению действующего вещества в тканях, а также при лечении гематом [2][3]. Известно использование гиалуронидазы off -lable для экстренного лечения ятрогенной эмболии сосудов сетчатки при введении косметических препаратов гиалуроновой кислоты (филлеров) [4].

В инструкции по медицинскому применению [1] указаны следующие общие противопоказания: гиперчувствительность; острые инфекционно-воспалительные заболевания; недавние кровоизлияния; острые интеркуррентные заболевания; детский возраст до 18 лет. Для ингаляционного введения: туберкулёз лёгких с выраженной дыхательной недостаточностью; лёгочное кровотечение, кровохарканье;
сопутствующий приём эстрогенов и др. С осторожностью следует применять при беременности и в период лактации. Побочные действия: аллергические реакции и местно-раздражающее действие. В российских и зарубежных инструкциях по применению указано, что гиалуронидазу не следует применять в зоне текущего инфекционного процесса [1][2][3].

Возможность применения у пациентов с острым респираторным дистресс-синдромом при COVID-19

Вероятной базой для гипотезы о возможном терапевтическом эффекте гиалуронидазы в лечении острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС) при COVID-19 послужила публикация Shi Y и соавт. [9], в которой на основании ранее опубликованных материалов постулировалась ведущая роль альвеолярной гиперпродукции гиалуроновой кислоты в патогенезе ОРДС и дыхательной недостаточности. В частности, Xu Z и соавт. [10] показали наличие значительных количеств гелеобразного прозрачного вещества в альвеолах по материалам аутопсий пациентов, погибших от COVID-19. Hallgren R и соавт. [11] ранее отмечал аккумуляцию гиалуроновой кислоты при ОРДС у взрослых. Bell TJ и соавт. [12] в эксперименте на клетках эндотелия, альвеолярного эпителия и фибробластах продемонстрировал индукцию провоспалительными цитокинами фермента, синтезирующего гиалуроновую кислоту. Таким образом, Shi Y и соавт. [9] представилось целесообразным использование ингаляционного введения гиалуронидазы для расщепления избыточных количеств гиалуроновой кислоты и улучшения дыхательной функции лёгких.

Анализ клинических исследований, клинических руководств, протоколов ведения пациентов с COVID-19

Поиск в системе PubMed выявил лишь две публикации о гиалуронидазе в контексте заболеваний лёгких, где Juul SE и соавт. указывали на защитные эффекты гиалуроновой кислоты при бактериальной пневмонии [5], а Uchakina ON и соавт. отмечали повышение продукции цитокинов в ответ на воздействие гиалуроновой кислоты в животной модели ОРДС. Иных актуальных публикаций на эту тему в рецензируемых журналах нам найти не удалось. При поиске в российских и зарубежных клинических рекомендациях по лечению ОРДС, а также в российских рекомендациях по лечению COVID-19, указаний на возможное использование гиалуронидазы не обнаружено [13][16].

В российском реестре разрешений на проведение клинических исследований (КИ) и регистре клинических испытаний США информации по КИ с использованием гиалуронидазы в лечении ОРДС или COVID-19 не выявлено [7][8].

Заключение

  1. Не обнаружено убедительных данных о клинической эффективности и/или безопасности гиалуронидазы у пациентов с ОРДС при COVID-19.
  2. Использование гиалуронидазы в лечении пациентов с ОРДС при COVID-19 не предусмотрено действующими инструкциями по медицинскому применению, а её применение в условиях активного инфекционно-воспалительного процесса в лёгких представляется противоречащим инструкции.
  3. Применение гиалуронидазы в лечении COVID-19 возможно исключительно в рамках клинических исследований в соответствии с действующими нормативными документами и этическими нормами.

Материал подготовлен: 14.05.2020 г.

Список литературы

1. Государственный реестр лекарственных средств. ЛСР-007075_08

2. https://www.accessdata.fda.gov/drugsatfda_docs/label/2005/021716lbl.pdf

3. https://www.medicines.org.uk/emc/product/1505/smpc#INDICATIONS

4. Oh BL, Jung C, Park KH, Hong YJ, Woo SJ. Therapeutic Intra-arterial Hyaluronidase Infusion for Ophthalmic Artery Occlusion Following Cosmetic Facial Filler (Hyaluronic Acid) Injection. Neuro-Ophthalmology. 2014;38(1):39—43. Published 2014 Jan 28. DOI: 10.3109/01658107.2013.830134

5. Juul SE, Kinsella MG, Truog WE, Gibson RL, Redding GJ. Lung hyaluronan decreases during group B streptococcal pneumonia in neonatal piglets. Am J Respir Crit Care Med. 1996;153(5):1567—1570. DOI: 10.1164/ajrccm.153.5.8630603

6. Uchakina ON, Castillejo CM, Bridges CC, McKallip RJ. The role of hyaluronic acid in SEB-induced acute lung inflammation. Clin Immunol. 2013;146(1):56—69. DOI: 10.1016/j.clim.2012.11.002

7. www.clinicaltrials.gov

8. https://grls.rosminzdrav.ru/CiPermitionReg.aspx

9. Shi Y, Wang Y, Shao C et al. COVID-19 infection: the perspectives on immune responses. Cell Death Differ. 2020 May;27(5):1451-1454. DOI: 10.1038/s41418-020-0530-3

10. Xu Z, Shi L, Wang Y, Zhang J, Huang L, Zhang C, et al. Pathological findings of COVID-19 associated with acute respiratory distress syndrome. Lancet Respir Med. 2020 Apr;8(4):420-422. DOI: 10.1016/S22132600(20)30076-X

11. Hallgren R, Samuelsson T, Laurent TC, Modig J. Accumulation of hyaluronan (hyaluronic acid) in the lung in adult respiratory distress syndrome. Am Rev Respir Dis. 1989 Mar;139(3):682-7. DOI: 10.1164/ajrccm/139.3.682

12. Bell TJ, Brand OJ, Morgan DJ et al. Defective lung function following influenza virus is due to prolonged, reversible hyaluronan synthesis. Matrix Biol. 2019 Jul;80:14-28. DOI: 10.1016/j.matbio.2018.06.006

13. https://www.ficm.ac.uk/sites/default/files/ficm_ics_ards_guideline_-_july_2018.pdf

14. Griffiths MJD, McAuley DF, Perkins GD et al. Guidelines on the management of acute respiratory distress syndrome. BMJ Open Respir Res. 2019 May 24;6(1):e000420. DOI: 10.1136/bmjresp-2019-000420

15. Клинические рекомендации «Диагностика и интенсивная терапия острого респираторного дистресс-синдрома». http://far.org.ru/recomendation

16. https://static-1.rosminzdrav.ru/system/attachments/attaches/000/050/122/original/28042020_%D0%9CR_COVID-19_v6.pdf


Об авторах

Ю. Ю. Киселёв
Университет Осло Метрополитен
Норвегия

Киселёв Юрий Юрьевич – PhD, доцент факультета наук о здоровье OsloMet

Осло



К. Б. Мирзаев
ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России
Россия

Мирзаев Карин Бадавиевич – к. м. н., доцент кафедры клинической фармакологии и терапии. SPIN-код: 8308-7599

Москва



Д. А. Сычёв
ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России
Россия

Сычёв Дмитрий Алексеевич – д. м. н., профессор, член-корр. РАН, ректор, зав. кафедрой клинической фармакологии и терапии. SPIN-код: 4525-7556

Москва



Для цитирования:


Киселёв Ю.Ю., Мирзаев К.Б., Сычёв Д.А. Возможно ли применение ингаляций раствора гиалуронидазы в лечении острого респираторного дистресс-синдрома у пациентов с COVID-19? Качественная клиническая практика. 2020;(4S):32-34. https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-S4-32-34

For citation:


Kiselev Yu.Yu., Mirzaev K.B., Sychev D.A. Can inhalations of hyaluronidase be used in acute respiratory distress-syndrome in patients with COVID-19? Kachestvennaya Klinicheskaya Praktika = Good Clinical Practice. 2020;(4S):32-34. (In Russ.) https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-S4-32-34

Просмотров: 102


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2588-0519 (Print)
ISSN 2618-8473 (Online)