Preview

Качественная клиническая практика

Расширенный поиск

Риски, сопряжённые с этическими аспектами проведения клинических исследований

https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-1-61-68

Полный текст:

Аннотация

Проведение клинического исследования тесно сопряжено с этической обоснованностью, с обеспечением прав и безопасности субъектов, участвующих в них. Только посредством проведения испытаний становится возможно получение достоверных данных для включения в практику новых лекарственных препаратов, которые призваны спасать миллионы жизней. В условиях постоянно развивающей отрасли клинических исследований наука не стоит на месте, и становится необходимым проведение всё новых и новых исследований: педиатрических, гериатрических, биомедицинских продуктов и исследований, затрагивающих остросоциальные проблемы, и, безусловно, все они сопряжены с определёнными рисками при их проведении. В настоящее время очень актуален вопрос этичности проведения исследований в условиях пандемии COVID-19, когда необходимо принимать быстрые решения в интересах всего человечества, оценивая всевозможные риски, которые они могут за собой повлечь.

Для цитирования:


Хохлов А.Л., Полозова Е.А., Комиссарова В.А., Чудова Н.В., Цызман Л.Г. Риски, сопряжённые с этическими аспектами проведения клинических исследований. Качественная клиническая практика. 2020;(1):61-68. https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-1-61-68

For citation:


Khokhlov A.L., Polozova E.A., Komissarova V.A., Chudova N.V., Tsyzman L.G. Risks associated with the ethical aspects of conducting clinical trials. Kachestvennaya klinicheskaya praktika. 2020;(1):61-68. (In Russ.) https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-1-61-68

Введение

Необходимость клинических исследований не вы­зывает сомнения, но при их планировании и реали­зации необходимо разрешить две важные задачи: по­лучение обоснованных доказательств эффективности медицинского вмешательства и отсутствие риска для участников клинического исследования [1].

Основные этические и правовые принципы клини­ческих исследований (КИ), сформулированные в Хель­синской декларации Всемирной ассоциации врачей, принятой на 18-й Генеральной ассамблеей Всемирной ассоциации врачей, декларируют: «обязанность иссле­дователя — защита жизни, здоровья, неприкосновен­ности частной жизни и достоинства испытуемых» [1]. При решении всех этих проблем неизбежно придётся сталкиваться с определёнными рисками, которые мо­гут быть связаны с любым этапом подготовки и прове­дения исследований.

За время существования клинических испытаний лекарственных средств были зафиксированы серьёз­ные и подчас трагические нарушения этики, являю­щиеся предпосылками к появлению соответствующих нормативных документов, обеспечивающих безопас­ность субъектов КИ [3—7]. Несмотря на важность данного вопроса и предпринятые меры по защите прав и обеспечению безопасности субъектов клини­ческих исследований, и в настоящее время всё равно можно столкнуться с нарушениями этики.

В условиях пандемии COVID-19 появились новые неожиданные риски. Актуальными стали вопросы, связанные разработкой новых лекарственных препа­ратов и вакцин, получением доказательств о новых эффектах при COVID-19 уже зарегистрированных по другим показаниям лекарственных препаратов, орга­низацией работы клинических центров. Рассматривая риски, связанные с этикой проведения клинических исследований, нельзя не отметить глобальную пробле­му: смещение акцентов от безоговорочного доминиро­вания индивидуального здоровья и прав испытуемых к более полноценному учёту интересов общества и по­пуляций. К основным целям проведения медицинских исследований также добавлены и эпидемиологические причины — понимание развития и эффектов заболе­вания не только по отношению к испытуемым, но и по отношению к обществу. В связи с этим необходимо об­ратить особое внимание на правильную организацию и выполнение процедур, связанных с управлением рисками при проведении клинических исследований, при этом этическая составляющая является одна из самых важных. И в этом направлении работы ключе­вая роль принадлежит этическим комитетам.

Этические комитеты, современное состояние

В настоящее время этические комитеты формиру­ются на междисциплинарной основе из лиц, облада­ющих опытом и достаточной квалификацией для на­учной и медицинской информации, а также с опытом применения этических требований, компетентных в вопросах фармакологии, фармакотерапии, использо­вания изделий и материалов медицинского назначе­ния, гражданских прав и свобод [9]. В состав комитета входит нечётное число человек, в том числе мужчины и женщины разных возрастных категорий, представи­тели различных профессий (медики, учёные, а также не относящиеся к ним группы — священнослужители, юристы и др.). Члены этического комитета должны быть хорошо знакомы с культурными и этическими традициями региона, население которого предполага­ется привлекать к участию в исследовании.

В нашей стране этические комитеты пошли по пути принятия зарубежного опыта и выбрали европейскую модель этических комитетов, которые имеют обще­ственный характер и обладают рекомендательными полномочиями.

Комитеты по этике, занимающиеся вопросами клинических исследований, начали создаваться при крупных медицинских исследовательских центрах в Москве с начала 1990-х гг. Иногда инициаторами их образования были международные фармацевтические компании, проводившие клинические исследования и заинтересованные в создании условий, соответство­вавших GСP. На данный момент ЛЭК, работающие в крупных больницах, научно-исследовательских центрах, высших учебных заведениях высшего ме­дицинского образования, осуществляют дальнейшее наблюдение за разрешёнными Министерством здра­воохранения Российской Федерации исследованиями, проводимыми на территории, курируемой ими [10].

Помимо локальных, работают комитеты по этике федерального уровня, например, Совет по этике при МЗ РФ, осуществляющий организацию и проведение этической экспертизы возможности проведения кли­нического исследования лекарственного препарата для медицинского применения в целях выдачи заклю­чения об этической обоснованности возможности проведения клинического исследования лекарствен­ного препарата для медицинского применения [11]; Этический комитет Министерства здравоохранения Российской Федерации действует для вынесения за­ключения об этической обоснованности либо об эти­ческой необоснованности возможности применения методов профилактики, диагностики, лечения и реа­билитации при оказании медицинской помощи в рам­ках клинической апробации методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации и согласования протокола клинической апробации [12]; Российский комитет по биоэтике при Комиссии Российской Феде­рации по делам ЮНЕСКО в пределах своей компетен­ции осуществляет экспертно-консультативное обе­спечение деятельности Комиссии [13].

Министерством здравоохранения Российской Федерации сформирован Состав совета по этике, созданного в целях выдачи заключений об этической обоснованности возможности проведения клини­ческого исследования биомедицинского клеточного продукта [8, 11, 14]. Большую работу в совершен­ствовании принципов этической экспертизы, фор­мировании «этического мышления врача», образо­вании в области биоэтики проводит академик РАН Чучалин А.Г. Им создана библиотека по биоэтике, которая является масштабным научным и образова­тельным проектом. В ряде высших учебных заведе­ний созданы сетевые кафедры ЮНЕСКО, такие как секции кафедры ЮНЕСКО факультета глобальных процессов Московского государственного универси­тета имени М.В. Ломоносова (заведующий кафедрой профессор Саямов Ю.Н.). Сетевые кафедры ЮНЕСКО призваны осуществлять научную и образовательную деятельность по проблемам биоэтики, укрепления международного академического сотрудничества по изучению и исследованиям глобальных проблем и возникающих социальных и этических вызовов. Следует подчеркнуть, что для реализации комплек­са задач в современных условиях в нашей стране особое значение имеет развитие организационной структуры этических комитетов и системы обра­зования для членов этических комитетов [15]. Не­обходимость дальнейшего совершенствования ра­боты этических комитетов в нашей стране отметил Рогов Е.С., независимый эксперт в области GLP/GCP: «Вопрос независимости локальных комитетов стоит остро. Мне видится такая схема. Возможно утвер­дить общие правила, которые бы принимали коми­теты на официальном уровне, с внесением в соответ­ствующий реестр, подтверждая таким образом, что они действует по единым стандартам, но при этом на принципе независимости. Во всём мире сейчас име­ется запрос на этическую экспертизу. Права пациен­тов — это больная тема, и её острота будет с каждым годом возрастать» [15].

Потенциальные риски, связанные с этической экспертизой клинических исследований

Можно выделить следующие потенциальные ри­ски для здоровья, которые должны рассматривать­ся и проверяться этическим комитетом: физический ущерб, психологический ущерб, вторжение в личную жизнь, нарушение конфиденциальности, социальные и экономические травмы.

Физический ущерб могут нанести процедуры, предусмотренные протоколом исследования, также же повлиять на здоровье субъектов может побочное действие исследуемого лекарственного препарата.

Вторжение в личную жизнь субъектов является от­дельным видом риска, возникающим при скрытом на­блюдении за участниками исследования. Для оценки его этичности рассматриваются следующее:

  • является ли нарушение частной жизни прием­лемым с точки зрения представлений испытуе­мых;
  • является ли исследуемый вопрос таким важ­ным, чтобы вторжение было оправданным;
  • может ли исследование быть изменено таким образом, чтобы его можно было проводить без вторжения в личную жизнь субъектов.

При проведении некоторых исследований может потребоваться использование больничных, а также других записей, касающихся субъекта, но при этом исследователь обязан сохранять их конфиденциаль­ность. Нарушение может привести к психологической травме субъекта или создать социальные проблемы: боязнь влияния на репутацию и социальный статус участника исследования. Зоны особой чувствительно­сти — это информация, касающаяся злоупотреблений алкоголем или наркотиками, психических заболева­ний, инфицированности ВИЧ, сексуального поведе­ния и др. Поэтому необходимо, чтобы исследователь­ская команда проявила высокий профессионализм в работе с пациентами с учётом специфики проекта [16].

Для избегания рисков, связанных с этими про­блемами, необходимо, чтобы во время процедуры подписания информационного листка пациента/до­бровольца с формой информированного согласия врач-исследователь объяснил субъекту, что ему будет обеспечена конфиденциальность, что он может задать любые интересующие его вопросы, что врач-исследо­ватель будет находится с ним на связи круглосуточ­но по вопросам, касающимся проекта, самочувствия субъекта, и что он может выйти из исследования на любом этапе, не боясь разглашения информации или того, что он может остаться впоследствии без меди­цинской помощи.

В информационном листке субъекта исследования, согласно нормативным требованиям и СОП спонсо­ра или контрактной исследовательской организации, должна быть включена контактная информация ло­кального этического комитета, так как каждый субъ­ект имеет право получить исчерпывающую информа­цию, в том числе от членов ЛЭК данного клинического центра.

Также не стоит забывать о рисках, связанных не­посредственно с добровольным информированным согласием (согласие информированного пациента/ добровольца) [17]. Этот документ гарантирует, что бу­дущие испытуемые понимают характер исследования и могут осознанно и добровольно принять решение о своём участии или отказе от него в исследовании по данному протоколу. Информированное согласие при­звано защищать всех задействованных лиц исследова­ния: как испытуемого, к самостоятельности которого проявляется уважение, так и исследователя, который в противном случае вступает в противоречие с законом.

Данный документ подаётся на рассмотрение в НЭК/ЛЭК для того, чтобы удостовериться, что в него включена вся необходимая информация для субъек­та. Содержание информационного листка доброволь­ца регламентируется национальными и локальными нормативными документами. А задачей НЭК/ЛЭК является одобрение документа к использованию в ис­следовании, посредством проведения этической экс­пертизы с проверкой наличия всей необходимой ин­формации для субъекта клинического исследования, для того чтобы он мог осознанно подойти к вопросу участия в нём.

К информационному листку субъекта клиническо­го исследования должны предъявляться следующие требования:

  • информированное согласие подписывают все включённые пациенты перед проведением про­цедур скрининга (отбора);
  • каждый участник до подписания информиро­ванного согласия должен быть чётко проин­формирован о его целях, возможных побочных эффектах, возможности отказаться от подписа­ния информированного согласия без негатив­ных последствий и обо всех экспериментальных процедурах исследования;
  • информированное согласие должно содержать описание прогнозируемых рисков;
  • информированное согласие должно содержать описание потенциальной выгоды для участника исследования (если речь идёт об исследованиях биоэквивалентности — то выгода — это денеж­ное вознаграждение, если это фазовые иссле­дования — то речь идёт о получении терапии и круглосуточного наблюдения за пациентами, включёнными в исследование);
  • информированное согласие должно содержать описание всех (особенно экспериментальных) процедур согласно протоколу исследования;
  • должно содержаться указание на конфиденци­альность информации субъекта;
  • должны быть прописаны возможные риски для субъектов, связанные с участием в клиническом исследовании, а также необходимы указания на способы борьбы с последствиями, наличие ком­пенсаций и их размер в случае осложнений и т. д.;
  • информированное согласие должно содержать контактные данные лица, ответственного за по­лучения информации об исследовании, права включённого участника исследования, а также куда обращаться в случае любых проблем у ис­пытуемого;
  • заявление о том, что участие в исследовании яв­ляется добровольным, что отказаться от иссле­дования можно в любое время без потери вы­годы, так или иначе предназначенной объекту исследования [18].

Если речь идёт о здоровых добровольцах, участву­ющих в исследованиях биоэквивалентности то, нель­зя молчать о существующей проблеме, о появлении новой профессии «доброволец клинического испы­тания». Итальянские СМИ подняли серьёзную про­блему для общества: в связи с кризисом всё больше молодых людей участвуют в тестировании новых ле­карственных препаратов, причём многие «работают» на таком поприще годами, не зная сути эксперимента и последствий для собственного здоровья. Фармацев­тические компании объясняют это желанием сохра­нить коммерческую тайну перед конкурентами, но оправдан ли подобный подход, когда речь идёт о здо­ровье людей [19]? Сами испытуемые охотно делятся с журналистами впечатлениями. Многие утверждают, что начали участвовать в подобных экспериментах из чистого любопытства, а уже после поняли, что на этом можно неплохо заработать. Единственное неу­добство — в течение всего периода проведения экспе­римента нельзя покидать определённую территорию, что объясняется тем, что для чистоты эксперимента испытуемые должны соблюдать строгую диету, не употреблять пищевые добавки, алкоголь и курить. Как утверждает один из них: «Я уже трижды участво­вал в экспериментах, и подал ещё одну заявку, однако на этот раз мне было отказано в связи с моей непри­годностью. За две недели эксперимента мой гонорар составлял 3 600 евро» [20].

Во-первых, риски могут связаны с тем, что, если у добровольца возникнут какие-либо жалобы, ухуд­шение самочувствия, нежелательное явление, он может умолчать об этом с целью получения боль­шей суммы денег, поскольку размер вознагражде­ния пропорционален участию в клиническом ис­следовании; особенно остро этот вопрос стоит для четырёхэтапных исследований биоэквивалентно­сти [21].

Во-вторых, руководством по проведению кли­нических исследований установлен срок, в течение которого не рекомендуется повторно принимать участие в исследовании до полного выведения ис­следуемого препарата [21].

Не стоит забывать об этих острых проблемах, когда встаёт вопрос о выборе суммы вознагражде­ния для пациентов, которая должна быть одобрена этическим комитетом, с учётом рисков, которым могут подвергнуться добровольцы в ходе исследо­вания. Этическим комитетам рекомендуется тща­тельно проверять способы привлечения доброволь­цев в клинические исследования, для того чтобы не способствовать неосознанному участию доброволь­цев ради выгоды в исследованиях, в ущерб научным изысканиям и детальному изучению побочных эф­фектов готовящихся к регистрации и выходу на ры­нок исследуемых препаратов [22].

При проверке этичности проведения клиниче­ского исследования принципиально важно пони­мать, кто должен будет входить в исследуемую по­пуляцию для данного лекарственного препарата в заявленной лекарственной форме. Существуют уяз­вимые группы испытуемых, например, дети, гериа­трические пациенты, пациенты с ВИЧ/онкологией, женщины репродуктивного возраста.

При проведении клинических исследований с участием детей запрещается убеждать родителей и ребёнка в том, чтобы они приняли решение об уча­стии в исследовании с помощью финансовых или иных материальных механизмов. Запрещено при­влекать к участию в исследованиях детей, содержа­щихся в домах для сирот, исправительных учрежде­ниях, а также необходимо резко ограничить участие детей из социально неблагополучных семей. При этом согласно Хельсинской декларации согласие ре­бёнка должно быть получено в дополнение к разре­шению его родителей [15].

Клинические исследования с участием женщин, которые на момент проведения исследования явля­ются беременными или могут забеременеть, должны находиться под особым контролем этических коми­тетов. Столь пристальное внимание к поставленной проблеме объясняется наличием третьей стороны (плода), который фактически принимает участие в исследовании, но не может дать на это согласие, и поэтому нуждается в максимальной защите от воз­можного нанесения вреда его здоровью [15].

Гериатрические пациенты — это особая группа пациентов, таких исследований по всему миру про­водится очень мало, в нашей стране особое внимание этим пациентам уделяется в российском национально клиническом гериатрическом центре, на базе данного центра функционирует локальный этический коми­тет, который тщательно рассматривает и проводит экспертизу предоставляемых документов. Проведение исследования с участием возрастных пациентов уже само по себе большой риск, так как чаще всего это па­циенты, у которых есть сопутствующие заболевания, и эти больные могут быть зависимы от мнения род­ственников [23].

Информация, содержащаяся в информационном листке, должна быть составлена с учётом особенно­стей возрастной группы исследуемой популяции. Не стоит забывать о высоком риске возникновения СНЯ/ СНР у пациентов крайних возрастных групп, а ЛЭК в свою очередь должен принимать во внимание эти во­просы, одобряя проведение такого исследования на базе своего клинического центра.

Клинические испытания проводятся крупномас­штабно с вовлечением многих стран и клиник. Появля­ются проблемы, связанные с тем, что «развивающиеся» страны переносят их в менее развитые, а результаты используют только у себя, так как для «бедных» стран новшества оказываются недоступными даже с эконо­мической точки зрения [1]. Насколько этично сокры­тие результатов в рамках мировой необходимости борьбы с серьёзными болезнями? Как сохранить при­оритет медицины, основанной на доказательствах, над приоритетами достижения прибыли и развития фар­мацевтического рынка? Вопросы, касающиеся этики проведения клинических исследовании, каждый наци­ональный этический комитет должен рассматривать отдельно, не забывая о человечности и необходимости взаимопомощи в мировом сообществе.

Клинические исследования в условиях пандемии COVID-19

Новый вызов послужил бурному и быстрому раз­витию научных исследований в области вирусологии, фармакологии, биологии и медицины. На первый план вышли либо уже известные лекарственные препараты, показавшие свою эффективность при предшеству­ющих вспышках коронавирусной инфекции, либо препараты из различных фармакологических групп, которые теоретически могли оказаться эффектив­ными при борьбе с коронавирусной инфекцией. Но далеко не все препараты оказались действенными, а доказательства — иногда противоречивыми. Так, эф­фективность рекомендуемых в лечении коронавируса инфекции лекарственных препаратовлопинавир/рито- навир в одном из исследований, выполненным Bin Cao (2020 г.) в Китайской народной республике, оказалась недостаточной.

В рандомизированное контролируемое открытое исследование были включены госпитализированные взрослые пациенты с подтверждённой инфекцией SARS-CoV-2. У пациентов имелись респираторные симптомы и сатурация кислорода 94 % или менее или отношение Pao2/Fio2 менее 300 мм рт. ст. Паци­ентов рандомизировали в отношении 1:1 в группу ло- пинавира/ритонавира (400 и 100 мг) 2 раза в день на 14 дней в дополнение к стандартной терапии или толь­ко в группу стандартной терапии. В качестве первич­ной конечной точки рассматривали время до клиниче­ского улучшения самочувствия (улучшение на 2 балла по 7-бальной шкале или выписка из госпиталя). Всего 199 пациентов включили в исследование, из них 99 рандомизировали в группу лопинавира/ритона- вира и 100 — в контрольную группу. Применение ло- пинавира/ритонавира не приводило к статистически значимому уменьшению времени до клинического улучшения (коэффициент рисков, 1,24; 95 % довери­тельный интервал 0,90-1,72). Смертность на протя­жении 28 дней достоверно не различалась (19,2 % в основной группе и 25 % в контрольной группе). Доля пациентов, у которых выявляли РНК вируса в различ­ные временные промежутки, также была схожей в той и другой группе. В модифицированном ITT-анализе (англ. intention-to-treat), лопинавир/ритонавир приво­дил к сокращению времени клинического улучшения только на 1 день по сравнению с группой стандартной терапии. Терапия лопинавиром/ритонавиром была прекращена у 13 пациентов (13,8 %) в связи с нежела­тельными явлениями. Сделано заключение, что у го­спитализированных взрослых с тяжёлой инфекцией Covid-19 применение лопинавира/ритонавира не име­ет преимуществ перед стандартной терапией [25]. На­сколько правильно организовано было данное иссле­дование? Не подвергаются ли пациенты, получающие данные препараты, в том числе в рамках проводимых в настоящее время клинических исследований, допол­нительному риску?

Особенности обращения лекарственных препара­тов в условиях предупреждения и ликвидации чрез­вычайных ситуаций определены Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 апреля 2020 г. №441. Согласно Постановлению, «допускается государственная регистрация лекарственных препа­ратов (ЛП) при предоставлении не в полном объёме документов указанных в части 7 статьи 18 Федераль­ного закона «Об обращении лекарственных средств». Кроме того, данным Постановлением допускается воз­можность применения лекарственных препаратов в период чрезвычайной ситуации по показаниям, не ука­занных в инструкции по медицинскому применения. Так, в условиях пандемии появились новые показания для ряда лекарственных препаратов в ходе борьбы с данной инфекцией. Здесь большая роль будет принад­лежать врачебным комиссиям медицинской организа­ции и консилиума врачей (пункт 30 Постановления).

Кроме того, в пункте 32 Постановления зафиксиро­вано, что «изучение эффективности применения ЛП осуществляется в рамках малоинтервенционного ис­следования с соблюдением принципов надлежащей клинической практики в соответствии с протоколом (программой) научного исследования, утверждённым независимым этическим комитетом...».

Создание новых ЛП и вакцин требует гораздо больше усилий, но в условиях пандемии КИ и реги­страция должны проводиться в более сжатые сроки при соблюдении качества всех процедур. Согласно Постановлением Правительства Российской Федера­ции от 3 апреля 2020 г. №441 (пункт 4), «допускается государственная регистрация лекарственных препа­ратов при предъявлении не в полном объёме докумен­тов, указанных в части 7 ст. 18 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств». В связи с этим, качеству выполнения клинических исследова­ний и проведения экспертных оценок и принадлежит особое значение.

Становление и бурное развитие клинических ис­следований проходило главным образом в период, когда все эпидемии миновали. Стандартные операци­онные процедуры (СОП) большинства клинических центров не предусматривали столь неожиданные яв­ления, как пандемия, а также связанные с ними про- тивопандемические ограничительные мероприятия и карантин. Встал вопрос об этичности продолжения исследований в принципе. Как правильно ответить на вопрос, насколько оправданным является пригла­шение пациентов в центр и проведение процедур по протоколу для спасения исследования? Кроме того, какие исследования следует продолжать, взвесив все риски «за» и «против» (например, препараты списка ЖНВЛП)? И какие исследования необходимо выпол­нить с соблюдением минимальных сроков (например, лекарственные препараты для лечения коронавирус- ной инфекции, а также вакцины)? Каким образом за­щитить пациентов и добровольцев от возможного ин­фицирования? Следует ли меры по предупреждению инфекции, в случаях необходимости дополнительных процедур, включить в качестве поправок к протоколу?

В письме Министерства здравоохранения РФ от 27.03.2020 г. «По вопросам проведения клинических исследований лекарственных препаратов в условиях пандемии коронавируса COVID-19» указывается, что «организаторами клинических исследований лекар­ственных препаратов в сотрудничестве с исследовате­лями и локальными этическими комитетами в интере­сах участников клинических исследований и с учётом гарантии достоверности данных могут вноситься кор­ректировки в стандартные операционные процеду­ры. Любые корректировки должны основываться на оценке риска каждого отдельного текущего исследо­вания». В этой ситуации целесообразно рассмотреть использование альтернативных методов мониторинга, расширить возможности взаимодействия с пациента­ми на дому, принимать меры по минимизации рисков, воздействующих на целостность исследования. В Ру­ководстве по управлению клиническими исследовани­ями в условиях COVID-19 пандемии, созданной с уча­стием ЕМА и др. европейских структур (Guidance on the Management of Clinical Trials during the COVID-19 (Coronavirus) pandemic Version 1 (20/03/2020)), так­же даются подробные рекомендации по организации клинических исследований в условиях пандемии. Значимость поддержания высоких стандартов прове­дения клинических исследований на высоком уровне является приоритетным требованием независимо от новых вызовов [2].

Таким образом, в условия чрезвычайных ситуаций необходимо выступать единым фронтом всем участ­никам процесса: регуляторам, производителям ЛП, контрактным исследовательским организациям и кли­ническим центрам. Локальные этические комитеты (ЛЭК) становятся ключевыми структурами по борьбе за спасение исследований. В нестандартных услови­ях необходимо не только с особой скрупулёзностью рассматривать этичность проведения исследования, но и быстро и со всей ответственностью принимать решения. Например, ускорять сроки рассмотрения до­кументов, оперативно вносить поправки в положение и СОПы ЛЭК, принимать электронные варианты документов, проводить заседания при помощи телеком­муникаций. Создание новых лекарственных средств для лечения коронавирусной инфекции и вакцин также требует принятия оперативных решений в сжа­тые сроки. Учитывая, что большинство ЛЭКов распо­ложены на территориях медицинских организаций, ограничительные мероприятия и карантин коснулись также и членов этических комитетов. Заседания эти­ческих комитетов в ряде случаев стали проводиться в онлайн-режиме, что, к сожалению, пока не нашло отражения в стандартных операционных процедурах большинства ЛЭКов.

Заключение

В настоящее время возрастают требования к эти­ческому сопровождению клинических исследований. Дополнительные риски стали более очевидными в связи с пандемией коронавирусной инфекции. Стоит обратить внимание на следующие проблемы проведе­ния клинических исследований в условиях каранти­на: организация визитов пациентов, госпитализация здоровых добровольцев/пациентов. Имеют значение также следующие факторы: действия ЛЭКов, создание СОПов НЭК и ЛЭК о действиях в условиях каранти­на, делегирование полномочий одного ЛЭК другому ЛЭК, мониторинговый план, проблемы с доставкой исследуемого препарата и т. д. Необходимо прорабо­тать единую стратегию реализации функций удалён­ного мониторинга по проектам в целом (официаль­ный запрос от спонсора, договор с поставщиками баз данных, договор с клиническим центром, если при­менимо). В этих условиях могут измениться основ­ные документы по проекту: мониторинговый план, планы по безопасности, управлению данными, управ­лению рисками. Перечисленные факторы должны способствовать дальнейшему развитию удалённого риск-ориентированного мониторинга в нашей стране. Особое внимание должно уделяться подготовке экс­пертов, входящих в локальные этические комитеты, дальнейшее совершенствование соответствующих об­разовательных программ.

Вместе с тем научная ценность результатов, полу­чаемых в ходе клинических исследований, не должна противопоставляться соблюдению этических норм, направленных на защиту каждого пациента, участву­ющего в исследовании [24]. Этические стандарты, со­ответствующие современным требованиям к проведе­нию клинических испытаний, являются результатом международных усилий по согласованию различных методов разработки ЛС и рационализации клиниче­ских исследований. Учитывая все вышеописанные риски, связанные с этической стороной проведения исследования, необходимо обеспечить все условия для проведения клинических исследований на самом высоком уровне, с выполнением обязательств как пе­ред пациентами, так и перед обществом, принимая во внимание не только острую необходимость разработ­ки современных лекарственных средств, но и эпиде­миологическую обстановку в мире.

Список литературы

1. Миронов П.И. Этическая экспертиза клинических исследований: Хельсинская Декларация-2008. ГОУ ВПО «Башкирский государственный медицинский университет Росздрава», Уфа. [Mironov PI. Jeticheskaja jekspertiza klinicheskih issledovanij: Hel’’sinskaja Deklaracija-2008. GOU

2. VPO «Bashkirskij gosudarstvennyj medicinskij universitet Roszdrava», Ufa. (In Russ).]

3. Письмо Министерства здравоохранения РФ от 27.03.2020 «По вопросам проведения клинических исследований лекарственных препаратов в условиях пандемии COVID — 19». [Электронный ресурс]. [Letter of the Ministry of health of the Russian Federation dated 27.03.2020 «Рovoprosam-provedeniya-klinicheskih-issledovaniy-lekarstvennyh-preparatovv-usloviyah-pandemii-koronavirusa-covid-19». (In Russ).] Доступно по: https://www.rosminzdrav.ru/ministry/61/11/po-voprosam-provedeniyaklinicheskih-issledovaniy-lekarstvennyh-preparatov-v-usloviyah-pandemiikoronavirusa-covid-19 Ссылка активна на 02.04.2020.

4. Баскин Ю.Г., Сусленкова Э.Б. Методика проведения натурно-виртуального лабораторного эксперимента // Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. — 2009. — Т.9. — С.3-12. [Baskin JuG, Suslenkova JeB. Metodika provedenija naturno-virtual’nogo laboratornogo jeksperimenta. Uchenye zapiski universiteta imeni P.F. Lesgaft a. 2009;9:3-12. (In Russ).]

5. Леонов В.П. Ошибки статистического анализа биомедицинских данных // Международный журнал медицинской практики. — 2007. — Т.2. — №4. — С.19-35. [Leonov VP. Oshibki statisticheskogo analiza biomedicinskih dannyh. Mezhdunarodnyj zhurnal medicinskoj praktiki. 2007;2(4):19-35. (In Russ).]

6. Агеева Н.А. Теоретическое обоснование биоэтики в контексте гуманизма // Экономические и гуманитарные исследования регионов. — 2014. — №4. — С.36-41. [Ageeva NA. Teoreticheskoe obosnovanie biojetiki v kontekste gumanizma. Jekonomicheskie i gumanitarnye issledovanija regionov. 2014;(4):36-41. (In Russ).]

7. Ludbrook J, Dudley H. Why permutation tests are superior to t and F tests in biomedical research. The American Statistician. 1998;52(2):127-132.

8. Курзанов А.Н. Экспериментальные исследования в ракурсе биоэтики // Вестник международной академии наук (Русская секция). — 2007. — №1. — С.7-13. [Kurzanov AN. Jeksperimental’nye issledovanija v rakurse biojetiki. Vestnik mezhdunarodnoj akademii nauk (Russkaja sekcija). 2007;(1):7-13. (In Russ).]

9. Хохлов А.Л., Чудова Н.В., Цызман Л.Г. Правовое регулирование биомедицинских клеточных продуктов // Медицинская этика. — 2017. — №1. — С.3-11. [Hohlov AL, Chudova NV, Cyzman LG. Pravovoe regulirovanie biomedicinskih kletochnyh produktov. Medicinskaja jetika. 2017;(1):3-11. (In Russ).]

10. Хохлов А.Л., Чудова Н.В., Цызман Л.Г. Результаты анализа работы совета по этике при Минздраве России // Медицинская этика. — 2018. — №2. — С.17-22. [Hohlov AL, Chudova NV, Cyzman LG. Rezul’’taty analiza raboty soveta po jetike pri Minzdrave Rossii. Medicinskaja jetika. 2018;(2):17-22. (In Russ).]

11. Астахова А.В., Афанасьев В.В. и др. Клиническая фармакология: национальное руководство. — М.: ГЭОТАР-Медиа; 2014. 976 с. [Astahova AV, Afanas’ev VV, et al. Klinicheskaja farmakologija: nacional’noe rukovodstvo.Moscow: GJeOTAR-Media; 2014. (In Russ).]

12. Письмо Министерства здравоохранения РФ от 02.03.2018 «О формировании состава совета по этике». [Электронный ресурс]. [Letter of the Ministry of health of the Russian Federation dated 02.03.2018 «O formirovanii sostava soveta po jetike». (In Russ).] Доступно по: https://static-0.rosminzdrav.ru/system/attachments/attaches/000/037/718/original/DOC005.pdf? Ссылка активна на 25.12.2019.

13. Положение о Российском комитете по биоэтике при комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО. [Электронный ресурс]. [Polozhenie o Rossijskom komitete po biojetike pri komissii Rossijskoj Federacii po delam UNESCO [Internet] (In Russ).] Доступно по: http://www.bioethics.ru/rus/staff / Ссылка активна на 28.02.2020.

14. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 10 июля 2015 г. N 435н «Об Этическом комитете Министерства здравоохранения Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) Приложение N 1. Положение об Этическом комитете Министерства здравоохранения Российской Федерации. [Электронный ресурс]. [Order of the Ministry of health of the Russian Federation of July 10, 2015 N 435n «Ob Jeticheskom komitete Ministerstva zdravoohranenija Rossijskoj Federacii» (s izmenenijami i dopolnenijami) Prilozhenie N 1. Polozhenie ob Jeticheskom komitete Ministerstva zdravoohranenija Rossijskoj Federacii. (In Russ).] Доступно по: https://base.garant.ru/71148664/53f89421bbdaf741eb2d1ecc4ddb4c33/#friends Ссылка активна на 25.12.2019.

15. Комисарова В.А. Обзор систем национальных этических комитетов в странах зарубежья и России // Медицинская этика. — 2020. — Т.8. — №1. — С.65-71. [Komisarova VA. Review of systems of national ethical committees in foreign countries and Russia. Medicinskaja jetika 2020;8(1):65-71. (In Russ).]

16. Этика проведения клинических исследований: время острых тем. [Jetika provedenija klinicheskih issledovanij: vremja ostryh tem. (In Russ).] Доступно по: https://gmpnews.ru/2019/11/etika-provedeniya-klinicheskix-issledovanij-vremya-ostryx-tem/. Ссылка активна на 02.04.2020.

17. Косарев В.В., Бабанов С.А. Этика биомедицинских исследований: проблемы и решения // Медицинский альманах. — 2009. — Т.9. — №4.

18. — С.41-45. [Kosarev VV, Babanov SA. Jetika biomedicinskih issledovanij: problemy i reshenija. Medicinskij al’manah. 2009;9(4):41-45. (In Russ).]

19. Промышленная фармация. Путь создания продукта: монография / Ж.И. Аладышева, В.В. Береговых, Н.Б. Демина [и др.]; под ред. А.Л. Хохлова и Н. В. Пятигорской. — М.: 2019. [Promyshlennaja farmacija. Put’ sozdanija produkta: monografi ja # ZhI Aladysheva, VV Beregovyh, NB Demina [i dr.]; pod red. AL Hohlova i NV Pjatigorskoj. Moscow: 2019. (In Russ).]

20. Маккиарини П., Кондратьева Е. Особенности этической экспертизы при планировании и проведении клинических исследований в регенеративной медицине // Клеточная трансплантология и тканевая инженерия. — 2011. — Т. VI. — №4. — С.111- 118. [Makkiarini P, Kondrat’eva E. Osobennosti jeticheskoj jekspertizy pri planirovanii i provedenii klinicheskih issledovanij v regenerativnoj medicine. Kletochnaja transplantologija i tkanevaja inzhenerija. 2011;VI(4):111-118. (In Russ).]

21. Sackmann EK, Fulton AL, Beebe D J. Th e present and future role of microfl uidics in biomedical research. Nature. 2014;507(7491):181-189.

22. Вараксин А.Н. Статистический анализ биологической и медицинской информации: проблемы и решения // Международный журнал медицинской практики. — 2006. — Т.2. — №1. — С.35-38. [Varaksin AN. Statisticheskij analiz biologicheskoj i medicinskoj informacii: problemy i reshenija. Mezhdunarodnyj zhurnal medicinskoj praktiki. 2006;2(1):35-38. (In Russ).]

23. Ромодановский Д.П., Горячев Д.В., Хохлов А.Л., и др. «Patient`s risk» при проведении исследований биоэквивалентности высоковариабельных лекарственных препаратов // Медицинская этика. — 2018. — №1. — С.26-32. [Romodanovsky DP, Goryachev DV, Khokhlov AL,, et al. Patient’s risk in studies of bioequivalence of highly variable drugs. Medicinskaja jetika. 2018;(1):26-32. (In Russ).]

24. Современные подходы к проведению биоаналитических исследований при создании лекарственных препаратов / А.Л. Хохлов, М. Рыска, В.Г. Кукес [и др.]; под ред. А.Л. Хохлова. — М.: 2018. [Sovremennye podhody k provedeniju bioanaliticheskih issledovanij pri sozdanii lekarstvennyh preparatov / AL Hohlov, M Ryska, VG Kukes [i dr.]; pod red. AL Hohlova. Moscow: 2018. (In Russ).]

25. Протоколы по обеспечению безопасности медицинской помощи в многопрофильном стационаре. Клейменова Е.Б., Яшина Л.П. — М.: 2019. [Protokoly po obespecheniju bezopasnosti medicinskoj pomoshhi v mnogoprofi l’’nom stacionare. Klejmenova EB, Jashina LP. Moscow: 2019. (In Russ).]

26. Безопасность лекарств: от доклиники к клинике / Гуськова Т.А., Хохлов А.Л., Романов Б.К. [и др.]. — Москва-Ярославль: «Авер плюс»; 2018. [Bezopasnost’’ lekarstv: ot dokliniki k klinike. Gus’kova TA, Hohlov AL, Romanov BK [i dr.]. Moskva-Jaroslavl’: «Aver pljus»; 2018. (In Russ).]

27. https://internist.ru/publications/detail/lopinavir-ritonavir-v-lecheniikoronavirusa-otritsatelnye-rezultaty/


Об авторах

А. Л. Хохлов
кафедра клинической фармакологии ФГБОУ ВО «Ярославский государственный медицинский университет» Минздрава России, Ярославль
Россия
д. м. н., член-корр. РАН, зав. кафедрой клинической фармакологии ФГБОУ ВО «Ярославский государственный медицинский университет» Минздрава России, Ярославль


Е. А. Полозова
кафедра клинической фармакологии ФГБОУ ВО «Ярославский государственный медицинский университет» Минздрава России, Ярославль
Россия
аспирант кафедры клинической фармакологии ФГБОУ ВО «Ярославский государственный медицинский университет» Минздрава России, Ярославль


В. А. Комиссарова
кафедра клинической фармакологии ФГБОУ ВО «Ярославский государственный медицинский университет» Минздрава России, Ярославль
Россия
аспирант кафедры клинической фармакологии ФГБОУ ВО «Ярославский государственный медицинский университет» Минздрава России, Ярославль


Н. В. Чудова
отдел экспертизы клинических исследований ФГБУ «НЦЭСМП» Минздрава России
Россия
начальник отдела экспертизы клинических исследований ФГБУ «НЦЭСМП» Минздрава России


Л. Г. Цызман
отдел экспертизы клинических исследований ФГБУ «НЦЭСМП» Минздрава России, Москва
Россия
старший аналитик отдела экспертизы клинических исследований ФГБУ «НЦЭСМП» Минздрава России, Москва


Для цитирования:


Хохлов А.Л., Полозова Е.А., Комиссарова В.А., Чудова Н.В., Цызман Л.Г. Риски, сопряжённые с этическими аспектами проведения клинических исследований. Качественная клиническая практика. 2020;(1):61-68. https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-1-61-68

For citation:


Khokhlov A.L., Polozova E.A., Komissarova V.A., Chudova N.V., Tsyzman L.G. Risks associated with the ethical aspects of conducting clinical trials. Kachestvennaya klinicheskaya praktika. 2020;(1):61-68. (In Russ.) https://doi.org/10.37489/2588-0519-2020-1-61-68

Просмотров: 138


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2588-0519 (Print)
ISSN 2618-8473 (Online)